Все считали, что Богословский в худшем случае рехнулся на старости лет, в лучшем — случился «бес в ребро». У меня же, ясное дело, — расчёт

«Вот таз, разувайтесь, вымойте ноги и руки, в Москве началась эпидемия холеры, по телевизору сказали», — с этих слов началось первое свидание Аллы и ее будущего мужа композитора Никиты Богословского.

Он был старше ее почти на четыре десятилетия, но любви возраст оказался не помехой, а подспорьем. Алле было с ним уютно и интересно, ни с кем другим она не чувствовала такой защищенности.

Но, естественно, что, когда в 1993 году состоялась их свадьба, многие судачили, что не иначе, как ради денег и квартиры такая молодуха пошла за старика. Но разве все измеряется деньгами?

«Вот таз, разувайтесь, вымойте ноги и руки, в Москве началась эпидемия холеры, по телевизору сказали», - с этих слов началось первое свидание Аллы и ее будущего мужа композитора Никиты Богословского.

Она всегда выбирала мужчин постарше

Алла Сивашова уже в детстве решила, что станет композитором. К этому у нее, как говорили преподаватели, был настоящий талант. Но вместо того, чтобы поступать где-то в Москве и получить больше преимуществ, она укатила в Ленинград.

А все потому, что у нее случился роман с преподавателем. Он был старше, но не на много. Два года она жила в святой уверенности в скорой свадьбе. Но потом узнала, что у них все случилось, так, как поется в песне группы «Территория любви»: «Слишком близко друг от друга…моя лучшая подруга, моего целует парня».

Мужчина даже стал свидетелем ее драки с подругой. Но если таким способом она наделась вернуть его, то ошиблась.

Чтобы как-то унять свое горе, умчалась из Москвы в Ленинград и поступила там. Там же встретила еще одну свою любовь. Новый возлюбленный также был старше, к тому же, был женат и имел ребенка.

Алла так в него влюбилась, что на такие мелочи, как ей тогда казалось, внимания не обратила. А зря, хороших отношений у них не вышло. Она родила дочь, он развелся, но вместе они так и не были.

Всегда выбирая тех, кто постарше, Алла как-то говорила о том, что каждый из ее трех мужчин чему-то ее учил, способствовал ее становлению, как женщины и профессионала. Первый мужчины бал композитором, второй художником, третьим тоже стал композитор.

«Вот таз, разувайтесь, вымойте ноги и руки, в Москве началась эпидемия холеры, по телевизору сказали», - с этих слов началось первое свидание Аллы и ее будущего мужа композитора Никиты Богословского.-2

«С автором «Темной ночи» мы столкнулись случайно, и он сразу меня поцеловал»

О Никите Богословском ходило множество слухов. Он уже был трижды женат, но со своими женщинами не уживался, хоть и прожил с последней из них более тридцати лет.

Первая жена спускала всю его зарплату на какие-то свои хотелки, причем, абсолютно бесполезные для домашних, со второй как-то быстро разошлись, третья безумно его любила, а вот он достаточно жестоко над ней шутил, хоть и знал, что шуток его не любит.

Так, однажды, приехал домой ночью, но вместо того, чтобы позвонить в дверь и как обычный человек обнять жену, он заказал кран и попросил поднять его на шестой этаж к окну. Ну и постучал. С женой чуть приступ не случился, так она перепугалась. Наверняка ей подумалось, что муж умер и пришел к ней виде призрака, чтобы попрощаться.

С детьми Богословскому везло еще меньше. Старший сын спился и рано умер, младший закончил свои дни в психиатрической клинике и умер спустя 3 года после кончины самого композитора.

Никита не раз говорил Алле о том, как он сожалеет, что не встретил ее раньше. Она была именно той, кто не только понимала его шутки, но и принимала их, как должное.

Богословский всегда утверждал, что с человеком, который не понимает юмора, и разговаривать не о чем. Алла понимала, потому с ней было о чем говорить, хоть и будучи много старше ее, он не раз пытался воспользоваться своим возрастом, как аргументом в споре, который выиграть не мог никаким другим образом. Разговоры ему явно не всегда помогали.

«Вот таз, разувайтесь, вымойте ноги и руки, в Москве началась эпидемия холеры, по телевизору сказали», - с этих слов началось первое свидание Аллы и ее будущего мужа композитора Никиты Богословского.-3

Алла, сама будучи композитором, не раз встречала его на приемах, ей нравился этот солидный и всегда так красиво одетый мужчина. Любопытно, что ни о чем таком она не думала.

Все начал Богословский, когда неожиданно столкнулся с ней на улице. Он прогуливался, она спешила по своим делам. Не то, чтобы сильно спешила, скорее, делала вид, поскольку в тот момент ей не хотелось ни с кем сталкиваться, она была не накрашена и не причесана. На фоне Богословского, у которого даже был повязан галстук-бабочка, она смотрелась явно плохо.

Но Никита, едва завидев ее, постарался задержать, пригласил прогуляться вместе с ним. Алла пыталась отговориться срочностью дел, но переубедить мэтра у нее не вышло.

Пришлось остаться и начать разговор. Говорили, кстати, обо всем и ни о чем одновременно, а когда все темы, по мнению Богословского были исчерпаны, он взял и поцеловал ее. Аллу это не слишком огорошило, она даже улыбнулась, правда, немедленно ретировалась. На прощание, Никита крикнул ей, что ждет ее у себя в гостях.

«Вот таз, разувайтесь, вымойте ноги и руки, в Москве началась эпидемия холеры, по телевизору сказали», - с этих слов началось первое свидание Аллы и ее будущего мужа композитора Никиты Богословского.-4

Никуда она, естественно, не собиралась. Но так уж вышло, что спустя несколько недель все же оказалась на пороге его квартиры с букетом цветов. Хозяин встретил гостью радушно, но сразу же вручил ей таз с водой и почти в приказном тоне попросил вымыть руки и ноги, дескать, в Москве холера и он страшно боится заболеть. Алла застеснялась, но отказывать не стала. И только начав разуваться, поняла, что над ней просто шутят.

Никите понравилось, что она его раскусила, и даме было позволено пройти в комнату, где стоял накрытый стол. Правда, до того, как ее усадить, он все же посетовал на то, что вместо цветов могла бы и макарон принести, в доме есть нечего. Алла уже хотела побежать за покупками, но увидела на столе отварной картофель, огурчики и другие закуски. Богословский опять шутил.

«Вот таз, разувайтесь, вымойте ноги и руки, в Москве началась эпидемия холеры, по телевизору сказали», - с этих слов началось первое свидание Аллы и ее будущего мужа композитора Никиты Богословского.-5

Ее едва ли не черной вдовой величали

Когда она вздумала выйти замуж за Богословского, а позвал он сам, причем, сделал предложение в домашней обстановке и абсолютно неожиданно. Они ужинали и Никита, внезапно, попросил ее закрыть глаза. Как только сделала это, почувствовала, что на палец Богословский надел ей кольцо.

Так и стали жить. Свадьба их, кстати, многими была воспринята очень неоднозначно. Аллу как только не называли. Общие знакомые, с которыми она, вроде как неплохо общалась, просили Богословского поберечь здоровье и не доверять этой молодухе, глядишь, подсыплет яда или «случайно» сбросит с лестницы.

Перцу пересудам добавляло еще и то, что сразу после свадьбы муж побежал к нотариусу. Все подумали, что уж точно он собирается переписать на нее все свои несметные сокровища.

А Богословский, с присущим ему необычным юмором, велел нотариусу записать в завещании, что Алле он дарит всю свою любовь, а также все богатства мира. Естественно, что из-за тайны завещания никто кроме них двоих об этом не знал. Вот и придумывали всякое.

Все считали, что Богословский в худшем случае рехнулся на старости лет, в лучшем — случился «бес в ребро». У меня же, ясное дело, — расчёт

Деньги в семье лишними никогда не будут, но Алла абсолютно точно, это она утверждала всегда, вышла за Богословского не из-за них. Она и сама могла неплохо зарабатывать. Он просто был очень заботливым и добрым.

Когда она болела, не находил себе места. Сам никогда не болел, а вот об ее здоровье очень пекся. Алла вспоминала о случае, когда у нее была простая головная боль и насморк. А он так перепугался, что велел своему водителю срочно привести ее к нему, поскольку он умирает от страха за нее.

К лечению он, кстати, подходил весьма серьезно. Все время искал какие-то препротивнейшие микстуры и заставлял Аллу их принимать. Сопротивление было бесполезным, никаких возражений он и слушать не хотел. Это при том, что сам стоически терпел боль и никогда не принимал обезболивающих. Однажды, он вывихнул руку, и пока доктор вправлял ее, читал газету, даже не поморщился. Врач был потрясен таким терпением, потрясение было настолько сильным, что даже денег он не взял.

«Вот таз, разувайтесь, вымойте ноги и руки, в Москве началась эпидемия холеры, по телевизору сказали», - с этих слов началось первое свидание Аллы и ее будущего мужа композитора Никиты Богословского.-7

Алла считала Богословского удивительным человеком. Любопытно, что окружающие считали ее крайне наивной, дескать, он такой непостоянный, никогда на ней не жениться. Но женился, и вместе они прожили с десяток прекрасных лет. Даже фамилию пришлось сменить, Богословский очень на этом настаивал.

В 2002 году, когда произошла смена паспортов, опять затащил ее к нотариусу и написал повторное завещание. В нем, как и в первый раз, среди завещанного оказались мировые богатства, правда, переписанные на новые данные, как по паспорту.

Алла вспоминает Никиту также, как и очень упрямого и педантичного человека. Редкие скандалы, которые между ними случались, часто случались из-за того, что она, например, переложила на новое место карандаш, который вот уже несколько месяцев, а может, и лет, лежал именно там, где Богословский его оставил.

Однажды мужа даже пришлось обмануть, лишь бы заменить старую софу новым диваном. Он уперся и никак не давал разрешения на подобную замену. Но когда все случилось, остался доволен, и сразу же расположился на новом диване, даже не особо и ворча.

Не стало Никиты Богословского в апреле 2004 года. После его смерти Алла написала книгу о своем великом муже.

SkVer
Все считали, что Богословский в худшем случае рехнулся на старости лет, в лучшем — случился «бес в ребро». У меня же, ясное дело, — расчёт
Это — самая приличная фотография, сделанная Ириной
«Недетское» детство Евы Ионеско — модели, которая появлялась на страницах Playboy в 11 лет. Какой она стала и что смогла отсудить у матери