Дай, допью за тобой!

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1565406/pub_5cb4de6576b1a600b216ce4a_5cb4de8a03be7000b456b801/scale_600

Она не считает себя зависимой. Это просто привычка. Ей кажется, что она в любой момент может бросить. Но зачем?

В детстве они с братом по праздникам допивали из бутылок, когда взрослые расходились после застолья. Никто не обращал внимания на резвых деток, было не до них. Когда брат стал приносить домой пиво, она просила: дай, допью за тобой!

Потом уехала из дома учиться в Москву, общежитие, тусовки, алкоголь рекой. Потом престижная работа, переговоры, банкеты, фуршеты. Из-за карьеры личная жизнь не сложилась, просто не было времени, да и не встретился никто. Чужие мужья, чужие постели. Необязательные отношения. Брак всё-таки случился, но недолгий, без особых надежд и последствий.

Пить понемногу почти каждый день стало нормой. Это расслабляло, успокаивало, меняло ощущения, помогало уснуть. После очередного глотка всё казалось простым. Подумаю об этом завтра — говорила она себе и укладывалась в постель.

Но что-то стало меняться. По утрам больше не было бодрости. Старею — думала она. И стала называть это состояние утренний туман. Она плелась на работу, с усилием делала свое дело. Подчиненные не подводили, всё работало как часы. Радовалась, если в течение дня выдавались деловые встречи в ресторанах, где на законном основании можно было позволить себе бокал вина. Настроение сразу улучшалось, появлялась бодрость, глаза начинали блестеть, и жизнь налаживалась.

Вечерами — законные пятьдесят грамм коньяка. А как ещё не думать, о том что не удалось, не получилось, не сбылось? Она успешна, социально благополучна, материально обеспечена, даже красива. Но одиночество всё настойчивее стало заглядывать в глаза.

Она смотрела в зеркало на оплывающее и унылое лицо и спрашивала себя: неужели это всё? Она понимала, что уже не так быстра и решительна, как раньше. Что деловая хватка, за которую её так ценили, уже не та. Что скоро это заметят и другие? Что тогда?

Когда накатывало ещё сильнее, она говорила, что едет на объект, а сама покупала очередную бутылку и ехала домой. А утром старалась не смотреть на коллег, потому что уже не сомневалась, что они всё знают. Она видела в их глазах что-то, что ей совсем не нравилось, но пыталась об этом не думать.

Она оживлялась только тогда, когда на работе возникал какой-то повод к застолью. Веселилась вместе со всеми, и в такие моменты опять чувствовала себя на высоте.

А потом вдруг всё кончилось. Смена собственника, сокращение, увольнение. И она осталась совершенно одна. Искать работу не было сил, да и зачем? Годы карьеры позволили кое-что отложить, она спокойно могла жить на проценты.

Первая пара месяцев прошла в беспамятстве. Она больше не смотрела в зеркало. Зачем? Магазин в двух шагах, можно и без боевой раскраски. Привычки готовить еду не было, всю жизнь ела, где придется. А сейчас почти прекратила есть вообще. Зачем? Порядок в доме тоже не волновал, и квартира постепенно стала приходить в упадок.

Утренний туман превратился в постоянный морок, потом в беспамятство. Дни путались с ночами. Она просыпалась и не понимала, вечер или утро.

А потом она услышала песню. Было лето, музыка неслась из припаркованного под окном автомобиля. Она не поняла, что произошло. Это были хорошо знакомые ей слова, которые она слышала сотни раз, и даже напевала иногда. Но вдруг, она их поняла. Как будто их пели только для неё. Она встала, оделась и вышла из дома.

Я такой сюда больше не вернусь — сказала она, и пошла, куда глаза глядят.

 

 

Дай, допью за тобой!

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.