Но если есть в кармане пачка…

У меня в бардачке машины давно катается бесхозная пачка сигарет. Ума не приложу, откуда она взялась, может, подвозила кого когда, и случайный пассажир выронил?

Сейчас стою в тягучей пробке на МКАДе. Прямо передо мной вклинивается пахучий грузовик, обитый болотным брезентом с табличкой «ЛЮДИ».

Внутри — молодые солдатики. Сидят, бедные, в форме, взмокшие от жары и выхлопного амбрэ, уставшие, но улыбаются мне, подмигивают.

Я смущаюсь. Они из грузовика смотрят на меня, как бы сверху вниз, и видят через лобовое стекло моё задравшееся выше коленок платьишко и ножки. Я целомудренно и бесполезно пытаюсь прикрыться, чем вызываю у ребят бурную приветственную реакцию.

Я смущаюсь, но потом начинаю улыбаться в ответ.

Вдруг самый крайний, лысый и слегка лопоухий солдатик, сидящий у выхода, показывает мне пантомиму, будто курит невидимые сигареты.

Я понимаю, что он уточняет, не курю ли я и нельзя ли у меня стрельнуть сигаретку. Видимо сверху, из грузовика, не видно моего семимесячного живота.

Я тут же вспоминаю о своей «заначке», достаю ее из бардачка и показываю солдатику через лобовое стекло. Он изображает восторг, мол, да, то что нужно!

Напоминаю, мы в пробке, почти не движемся.

Я выскакиваю из машины и подбегаю к грузовику.

— Держите ребят, — протягиваю я курево.

— Ооооо, спасибо, — радостный, нестройный хор голосов. — А зажигалки нет? А то надо щас скурить, потом отберут…

— Зажигалки нет, — расстаиваюсь я, и тут бородатый мужик из стоящей рядом иномарки опускает окно и протягивает зажигалку.

— Возьмите! — улыбается…

Ребята в кузове даже заапплодировали такой удаче!

И тут… Слышу, заголосили клаксоны соседних машин. Все опускают стекла и протягивают свои сигареты — в дар солдатикам.

Я пробежалась и собрала 5 разных пачек, и две бутылки воды. Чем богаты…

Взрослая холеная женщина в красном джипике отдала свои, длинные, ментоловые сигареты с трогательным:

— Вот, ребяткам… Солдатикам…

В общем, я с полными ладонями добычи подбегаю к грузовику и передаю сигареты «ребяткам».

Лопоухий солдатик, перегибаясь через заслон, пытается в знак восторженной благодарности поцеловать мне руку, но не дотягивается и просто жмет ее, но с таким глубоким чувством, что у меня наворачиваются слезы.

У меня тоже растет сын. И, если когда-нибудь ему придется вот так же ехать куда-то — ну, а вдруг? — пусть ему в пути попадутся такие же отзывчивые люди, которые от всей души дадут ему глоток воды или прикурить…

— Ментол водиле отдадим, — хрипло хохочут ребята, и тут пробка наконец, оттаивает, начинает медленно ползти вперед, и грузовик с ребятами уходит в крайний правый ряд.

Остальные водители провожают ребят приветственными клаксонами, ребята машут в ответ. Они курят и выглядят почти счастливыми.

Дорогие наши, стойкие оловянные солдатики! Спасибо вам за то, что вы есть. За то, что у вас нет плоскостопия, но есть силы вынести все бытовые сложности.

За вашу готовность нас защищать. За ваш оптимизм и несломленность.

Наша армия — это безусловное испытание на стойкость, но вы не отступили, вы пришли в эту мужскую школу жизни, чтобы стать сильней и научиться не бояться! А это уже — подвиг!

Вы наша надежда и защита. Служите родине, ребятки! Кто если не вы?

А мы… Мы всегда дадим вам прикурить… И все вместе мы прорвемся, выживем, справимся!!!

Потому что…если есть в кармане пачка сигарет, значит, всё не так уж плохо на сегодняшний день…

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/151304/pub_5d1c7981edee3600ad2006c2_5d1c7aba5a15c200c0fb081e/scale_600

Ольга Савельева

Но если есть в кармане пачка…

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.