Сваты пришли: она в косынке и с золотым зубом, он — с клетчатой сумкой и гусём в руках

— У нас товар, у вас — купец!

Зажмурилась, проморгалась, не помогло.

— У нас девица, у вас — молодец! — хором продолжили визитёры.

Молодцу неделю назад девятнадцать стукнуло. Какая девица???

Начну с начала. В дверь позвонили, пошла открывать. На пороге пара с баулом. Весьма колоритная пара: она в косынке и с золотым зубом, он — с клетчатой сумкой и гусём в руках. С гусём! С живым гусём!

Товар у них… Грешным делом подумала, что они гуся мне продать хотят. Нет, не хотят. Девица у них, на выданье. Свататься приехали, четыре часа на электричке из своего села тряслись. С гусём, мать его… Почему-то, он добивал больше всего.

— Простите, а какой купец? Какой молодец? — я выпучила глаза.

— Марина? Ты — Марина? — я кивнула: да, с утра Мариной звалась. — У вас ключ, у нас— замок, у вас шмель, у нас…

— Вы кто и к кому? — перебила я, пялясь на гуся.

— Сваты мы! Родители Алёнушки! В дом пригласишь, сватья, али на пороге разговоры вести будем? — нахмурилась золотозубая.

Алёнушка? Впервые услышала, честное слово! Пригласила, больше из осторожности — а вдруг реально сваты?

Гуся всучили мне в руки, баул аккуратно приземлился на пол. Мужчина сразу принялся в нём копошиться и извлёк на белый свет губную гармошку. Его спутница мне подмигнула и залихвацки заголосила:

— Розу мы в саду растили. Ах, какая роза:

И пригожа, и хорОша, и длинноволоса!

Ваш садовник влез в наш сад,

Значит, будем свататься!

Я проморгалась ещё раз. Рука на автомате потянулась к телефону, «молодца» набрать и полюбопытствовать, что за цирк я имею честь наблюдать. Второй рукой я держала птицу, всё норовившую скрыться подальше от происходящего представления.

— Алло! Тут гости… Родители Алёны. Какой Алёны? Твоей Алёны! — я судорожно сжимала телефон пальцами, а воображение непрошено подкинуло образ этой самой Алёны: с золотым зубом — в маму, с губной гармошкой — в папу.

— Мама, ты пила, что ли? — возмутился Димка. — Не знаю я никакой Алёны.

Вздох облегчения вырвался сам собой. Где-то на грани сознания замаячила надежда: это нелепое сватовство — ошибка! Раз сын знать не знает никакую Алёну.

Я дала телефон гостье, попросив сына выяснить, что это за Алёна такая.

— Привет, зятёк! — горе-певунья снова сверкнула золотым зубом. По мере разговора её лицо смурнело: — Юрочка, ты что такое говоришь? Не Юра? А как же… Нам Алёнушка адрес дала: улица Космонавтов, дом четыре, квартира тридцать три. Ах, соседний дом…

Хотелось станцевать, но, как назло, мужчина перестал дудеть в инструмент. Наш-то дом не просто четыре, а четыре дробь один!

Она вернула мне телефон и скомандовала спутнику собираться. Гуся, что я держала, отняли, извинились и спросили, как пройти к четвёртому дому. Я с удовольствием объяснила, сверкая улыбкой, и даже вежливо попрощалась с производителями «товара».

Когда я закрыла за ними дверь, то пришлось смахивать негаданную слезу облегчения: ошибка! Ура, ошибка! Приступ острой жалости к Марине и её сыну Юрию из дома номер четыре я подавила в зародыше. А через час меня накрыло: это сейчас Диме девятнадцать, а ещё год-два-пять и всё — заявятся родители какой-нибудь Алёны и будут свадьбу обсуждать.

— Значит так, сын! — к моменту возвращения Димки из института в голове созрел план действий. — Первое: соберёшься жениться — на меня не рассчитывай. Я не хочу жить в одной квартире с какой-нибудь Алёной. Второе: ты — мужчина, и обеспечивать семью — твоя обязанность. Не моя, не папина. Твоя. Третье: предохраняйся! Прошу тебя! Ты ещё слишком молод, не стоишь на ногах. Да тебе ещё учиться четыре года! Четвёртое: Дима, пожалуйста…

— Мама, хватит, а? Я вообще ближайшие лет десять жениться не собираюсь! — скривился Дима, схватил яблоко и ушёл к себе в комнату.

С момента «сватовства» прошло полгода. О судьбе несчастного Юры и не менее несчастной Марины из соседнего дома я ничего не знаю. Но до сих пор просыпаюсь в холодном поту от кошмаров: невеста с золотым зубом и гусём в руке что-то насвистывает на старинной губной гармошке. Потом гусь вырывается, гадит мне на голову и улетает, а невеста начинает петь:

— Розу мы в саду растили. Ах, какая роза:

И пригожа, и хорОша, и длинноволоса!

Ваш садовник влез в наш сад,

Значит, будем свататься!

Всегда думала, что нейтрально отнесусь к той, которую сын себе выберет в спутницы жизни. Как же я ошибалась! Я буду отвратительной свекровью. И костьми лягу, но не позволю сыну связаться с особой из семейки, подобной той, что свататься приходила. Никаких гусей, губных гармошек и золотых зубов. Никогда!

 

Сваты пришли: она в косынке и с золотым зубом, он — с клетчатой сумкой и гусём в руках

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.