Неряха

День клонился к концу, Антонина вышла ко двору и устало прислонившись к палисаднику, блаженно замерла. Она любила эти мгновения вечера, когда в ожидании коров, можно было поболтать с соседками и отдохнуть от забот. Увидев Наташку, она помахала той рукой. Не теряя времени даром, женщины начали делиться информацией, которая жгла и не давала им покоя целый день.

«Слыхала, — на правах старшей, начала Антонина, — Пановы дочку — то, отселили от себя. Дом ей купили, в котором Кузьмич жил и перевезли её скоренько!» «Как не слышать! — подхватила Наташка, — Где это видано чтобы девка незамужняя, отдельно жила?»

«То — то и оно, — горестно покачала головой Антонина, — Только не нужна она им теперь, в доме новая хозяйка — Верка. Мачехи они такие! Вот и выселили Танюху за ненадобностью, чтобы не мешалась. Жалко девку…» «Воздастся Верке за это.» — согласилась Наташка, но тут вдалеке раздалось мычание и женщины отвлеклись от своего разговора, вглядываясь в конец улицы, откуда показалось стадо, идущее в серых клубах пыли.

Когда в следующий раз Антонина и Наташка встретились у колодца, беседа их приняла уже совсем другой оборот. «Немудрено, что отселили они Таньку, — задумчиво протянула Антонина, — я как зашла к ней в избу, так чуть не упала, как там жил до неё Кузьмич, так всё и осталось.

Ему — то много ль надо, старику? Сто лет не прибирался, занавесок не стирал и паутину не смахивал. А она молодая и шустрая, могла бы за эту неделю всё до блеска там оттереть! А она сидит себе, чаи гоняет из такой чашки, что и собаке предложить стыдно! Ну и неряха, я бы тоже такую отселила, со свиньёй в одной избе жить удовольствие сомнительное.

Я там в сенях в паутине запуталась, на полу песок, за дверную ручку взялась, а она липкая, как домой вернулась, сразу в баню и всё равно казалось, что пауки по мне ползают! Так и будет Танюха одна куковать, какой мужик с такой грязнулей жить станет?»

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/60857/pub_5e305a32eca84c460931d08d_5e308f5d64088326d930d05d/scale_1200

«Ну не скажи, — пожала плечами Наташка, — обрати внимание, берут замуж разных: страшненьких, глупеньких, злых, добрых и толстых.» Тут Наташка делово подбоченилась, показывая свою необъятную талию и продолжила: «Я вот размером как три тебя и ничего, замужем и мой, меня готов на руках носить, но не может от земли оторвать… Так вот! На каждый товар найдется свой покупатель, даже на неряху — Таньку! Она симпатичная, улыбчивая и не злая. Найдется и для неё кто — то.»

Антонина рассмеялась: «Глупости ты говоришь, сидеть Танюхе в девках, тут надеяться не на что!» «Спорим, — не унималась Наташка, — за этот год она выйдет замуж! Тогда, купишь мне шаль, самую красивую! А если ты окажешься права, то я тебе куплю!» Они призвали в свидетели спора, бабку, плетущуюся мимо и наконец разбрелись, подняв забытые вёдра с прозрачной водой.

Наступила зима, укутав мир белоснежным одеялом, дома спрятались под пушистыми, снежными шапками, а в личной жизни Тани наступили перемены.

Вся деревня наблюдала, как перебиралась она к новоиспеченному мужу, в город, местные мужики помогали ей в этом. «Занесли мы значит, мебель к нему в квартиру, — рассказывал вечером муж Антонине, — а там, посередь зала мотоцикл! Как он его туда запёр?

Кругом грязища, запчасти валяются! Носки к линолеуму прилипают, тараканы ходят, не боясь и пахнет чем — то тухлым. Не мужик, а свинья, но Танюха счастлива… Пойду — ка я баню затоплю, а то мне кажется, что по мне кто — то бегает…»

А Наташка форсила в новой шали, с длинной бахромой и узором, наподобие того, что рисует мороз на окнах. Она считала, что честно заслужила обновку, хоть и пришлось ей немного подтолкнуть Купидона в нужном направлении. Все девушки разбегались от её племянника, едва переступив порог его квартиры. Ну, не век же ему одному свинничать, с Танюхой веселее будет!

 

Неряха

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.