Он стал чужим…

Встречаю как-то свою хорошую знакомую, а на ней лица нет. То есть лицо-то есть, но я ее в таком состоянии никогда не видела. И чтобы без макияжа!.. Валентина всегда была красивая, яркая, модная. А тут… Как будто потухла.

Он стал чужим...

Ну, как водится, между хорошими знакомыми, мы не сразу расстались: сели в парке, разговорились. У обеих есть чем поделиться — год не виделись, хотя каждый день по одной и той же улице ходим. Бывает и такое!

Оказывается, в её жизни тоже произошли изменения. Но не в лучшую сторону.

Её благоверный загулял. Ну, загулял и загулял — с кем не бывает! Да и вовсе несерьезно гульнул-то — простая интрижка случилась у него на работе, на корпоративе, плюнуть, да и растереть! Не нужно и внимание на это было обращать, людей смешить, взрослых детей нервировать.

Но она не простила. «Не умею прощать, — говорит, — противно так стало…» и подала на развод. Он и так, и эдак, дети и так, и эдак. Но она осталась непреклонна. Развелись, и он ушел жить на дачу, дети в другом городе живут. Головами покрутили, да разъехались — у каждого своя жизнь.

А она осталась. В их квартире, с их собакой, кошкой и… свекровью.

«А чем свекровь-то виновата? Мы с ней не ссорились!»

Они и правда всегда дружно с ней жили. Только вот беда — женщина совершенно обездвижена. Парализована. И ухаживала за ней всегда она, сын и в комнату-то не входил. Его, видите ли, тошнит от вида того, что надо выносить за парализованным человеком.

Теперь развелись. НО Валентина и думать не хочет, чтобы свалить бабулю на сына. (Я с ней согласна). Тем более бабуля-то в уме, всё понимает и только плачет. Потому что сын вознамерился её отправить в пансионат! И даже уже ей об этом заявил!

Там, говорит, за ней ухаживать будут, ей там жить надо. А то, что за свекровью ухаживает бывшая жена — это неправильно. Грозится силой увезти бабулю. Ему наплевать на всё. Он закусил удила. Чем хуже, тем лучше…

И Валентина оказалась в каком-то странном, тяжелом положении. «НО бабулю ни за что не отдам. Она меня всегда поддерживала. Мы с ней друзья. А муж просто хочет мне побольнее сделать, на мать ему наплевать. Я вся на нервах. Вот с таким, оказывается, монстром я прожила двадцать два года… Хорошо, хоть теперь глаза открылись».

Вот такая история. Состоялся наш разговор осенью. Недавно я ей позвонила — узнать, как-дела-то — не идёт эта встреча из головы.

Всё устаканилось. Всё, как она хотела. Бабушку она не отдала, дочь приехала помогать, она фрилансер, ей всё равно где работать. Стало намного легче. Бабуля счастлива. Ей провели новое обследование, говорят, есть надежда. Массаж ей делают, а она говорит: выздоровею — буду компьютер осваивать, тоже буду работать на удалёнке! Весело!

А муж… Приходит в гости. Носом водит. Удочки закидывает — мол, только сейчас понял, что всё потерял. И какая жена у него классная. Но назад пути нет… Дважды в одну реку не входят. Он стал чужим.

 

Он стал чужим…

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.