Верну матери подаренную квартиру и заблокирую ее телефон

– …Нос к носу с ней столкнулись на улице, представляешь! – рассказывает про подругу сорокалетняя Светлана. – Идет, ревет, глаза вытирает. Знаешь, Светка, говорит, а я ведь тебе звонить хотела. У тебя муж юристом же у риэлторов работал? Не сможет он меня проконсультировать по одному маленькому вопросу?.. Ну почему работал, отвечаю, он и сейчас там. Конечно, поможем, чем сможем, приходи в субботу. А что случилось-то? Тут она мне и заявила – хочу, мол, вернуть матери подаренную квартиру и прекратить с ней всякое общение…

…Жизнь у подруги Светланы, Лидии – не позавидуешь. Живет Лида в съемной квартире, после развода практически в одиночку растит двух детей-подростков, много работает – с девяти до пяти на основной работе, а по вечерам и выходным сидит над переводами, чтобы заработать лишнюю копейку. Деньги ей очень нужны. Ведь, кроме детей, аренды и себя любимой, ей приходится еще тянуть маму-пенсионерку.

Лида полностью платит коммуналку за мамину квартиру, покупает продукты и лекарства, кроме того, оплачивает визиты помощницы по хозяйству, которая убирает квартиру, помогает готовить еду, может сходить в магазин или в аптеку и выполнить другие мелкие поручения.

При этом мама вечно Лидой недовольна. Характер у нее и раньше-то был не сахар, а теперь и вовсе испортился. Маме лишь немного за семьдесят, но ведет она себя так, как будто там все девяносто: ноет, прибедняется, жалуется всем на дочь, которая «бросила мать и не помогает», требует от Лиды, чтобы та лично два раза в день приезжала к родительнице, а не спихивала свои дочерние обязанности «на прислугу».

– За два часа может три раза позвонить! – рассказывает Светлана. – Причем, будет набирать раз за разом, пока не возьмешь трубку. У Лидки по шестнадцать-двадцать пропущенных от нее… Она на работе, там у них совещания бывают, да и вообще, не поощряются постоянные звонки по личным делам. Лида говорит, я детям-то лишний раз не звоню… Но матери не объяснишь! Ей срочно нужно рассказать, как она сходила на почту и кого встретила…

Сама Лида приезжает к матери не чаще раза в неделю, ненадолго, с сумками продуктов. И в двух случаях из трех этот визит заканчивается слезами. Находиться с матерью более получаса в одном помещении взрослая дочь категорически не может.

– Ей после развода все говорили в один голос – иди к матери! – рассказывает Светлана. – Какая бы она не была, примет с внуками, поможет! Ага, как бы не так!

– Что, не приняла?

– Приняла! Только Лидка от нее сбежала через неделю, еще быстрее, чем от мужа… Сняла на последние деньги комнатушку какую-то, и только там вздохнула свободно…

Впрочем, год назад в отношениях матери и дочери наметился какой-то просвет. К удивлению всех, и в первую очередь Лиды, женщина пошла и оформила дарственную на свою квартиру – на дочь. Что уж ее к этому сподвигло, неясно. Особой радости от подарка Лида не испытала. Жить в квартире с матерью она не сможет все равно. Только вот налоги теперь платить придется, еще и на это деньги выкраивать. Мать-то, как пенсионерка, от налогов была освобождена.

– Ну, знаешь, по крайней мере, не уйдет квартира на сторону! – уговаривала подругу Света. – Так все же вернее как-то. Спокойней!

– Да она и так бы никуда не делась! – вздыхала Лида. – Наследников-то, кроме меня, у матери нет…

Тем не менее, подарок Лида приняла и оформила квартиру в собственность. Надо сказать, тот просвет в их отношениях быстро кончился, и все вернулось на круги своя. Теперь мать не упускает случая попрекнуть дочь еще и квартирой.

– А на днях мать огорошила Лидку – я, говорит, ходила к юристу, узнавала, как мне быть, если дочь меня бросила, не появляется и не хочет помогать. И этот юрист посоветовал ей отдать квартиру и уйти в дом престарелых, раз, мол, дочь такая… И вот мать на нее насела! Отдавай мне квартиру назад, кричит. Ты меня обманула, я не в себе была, когда тебе свое единственное жилье дарила. Я в суд на тебя подам!

И Лида, доведенная материными заскоками до ручки, решила – все, хватит! Отдам квартиру и заблокирую телефон. Пусть продает, сдает, разменивает, идет в дом престарелых, это ее дело. Лида сделает так, что ни слышать, не видеть мать больше не будет. Сменит номер телефона, и все.

Сколько уже можно позволять над собой издеваться!

– Я ей говорю – ты с ума сошла! Зачем квартиру-то отдавать! Сама ты себе недвигу ни в жизнь не купишь… Какой дом престарелых, ты что! Пусть подает в суд, пусть скажет, что ты ей не помогаешь! За квартиру платишь со своей карты, ее врач тебя знает, домработница… Все можно доказать!

Но Лидия стоит на своем – она швырнет матери дарственную и хлопнет дверью. И не обернется. И пусть она там, как хочет…

Как считаете, дочь должна вернуть квартиру? Или глупо это, идти вот так на поводу у нездорового, скорей всего, человека? Лишать себя и детей единственного жилья пусть не в настоящем, то хотя бы в будущем?

Как быть? Что думаете?

 

Верну матери подаренную квартиру и заблокирую ее телефон

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.