Кто украл мой пончик?!

 

Яндекс.Картинки

Лиза влетела в кабинет буквально за три минуты до девяти.

— Опаздываешь? Беги давай, Ирочка уже дважды тебя спрашивала, — Виктория Федоровна покачала головой, — Говорит, дядя Степа злой как осенняя муха.

Лиза судорожно сменила туфли, мельком глянула на себя в зеркало и схватила со стола папку:

— Побежала!

— Ни пуха тебе, — Виктория Федоровна улыбнулась молодой начальнице, — Еще минута у тебя.

— К чёрту, — уже на бегу выдохнула Лиза.

В кабинет начальника Степана Сергеевича, которого за высокий рост они между собой называли просто «дядей Степой», она влетела последней. Секретарша Ирочка сделала круглые глаза и покачала головой, остальные отвели глаза, мол, опаздываете, Елизавета Дмитриевна, ай-яй-яй! Лиза плюхнулась на самое дурацкое место прямо перед дядей Степой. Это был своеобразный «стул позора», доставался он тому, кто заходил в кабинет начальника последним. Сегодня там пришлось расположиться Лизе.

Дядя Степа и правда был не в духе. Такое бывало редко, начальник был строг, но справедлив. Но в те дни, когда он, по словам Ирочки, был не в духе, то пиши пропало, разнос был обеспечен. Вот и сегодня он спустил на начальников отделов всех собак, досталось каждому без исключения. Лизе он едко заметил:

— Вы, Елизавета Дмитриевна, всего второй месяц начальник отдела, но уже третий раз приходите на планерку последней. Какой же пример подаете своим подчиненным?

— Виновата, исправлюсь, — Лиза решила быть лаконичной, на рожон не лезть и отвечать только по существу.

Выходя из кабинета, она не удержалась, склонилась к Ирочке:

— Что это сегодня с дядей Степой? Никому спуску не дал, даже Люсе досталось.

Люсей все называли главного бухгалтера Людмилу Львовну, даму солидного возраста и не менее солидных размеров. Люся пересидела уже трех начальников, Степан Сергеевич был четвертым, никого по этой причине не боялась, и могла так припечатать, что с ней старались не спорить и вообще лишний раз не связываться.

— Без понятия, — проговорила Ирочка одними губами и испуганно вздрогнула, дядя Степа стоял в дверях своего кабинета и грозно смотрел на девушек.

Лиза опустила глаза, и заторопилась к себе. Рабочий день вступил в свои права, в привычной круговерти повседневных дел нервная планерка быстро забылась.

Ближе к обеденному перерыву по коридору стали активно сновать туда-сюда проголодавшиеся и жаждавшие пообедать сотрудники. Для этих целей у них был оборудована специальная комната, с холодильником и микроволновкой. По утрам многие складывали в холодильник принесенную из дома еду, а в обед разогревали. Лиза, проспавшая и потому не успевшая даже позавтракать, уже предвкушала, как разогреет заботливо приготовленный мамой обед – куриные котлетки с гречкой и пончики. Аромат этих самых свежеиспеченных пончиков и поднял утром Лизу с кровати, но стрелки часов были неумолимы, и мама положила ей несколько штук с собой.

И вот, предвкушая как она сейчас будет есть эти вкусные, воздушные ароматные пончики с вкуснейшим клубничным вареньем и присыпанные сахарной пудрой, испеченные по фирменному бабушкиному рецепту, Лиза открыла холодильник. И не поверила своим глазам: пончиков не было. Еще никогда такого не было, чтобы пропала чья-то еда.

Нет, случалось, что кто-то перепутает свой контейнер, этим часто грешили те несколько мужчин, которые работали в их конторе, но недоразумения обычно быстро разрешались с горячими извинениями и взаимными расшаркиваниями. Но тут! Лиза пересмотрела все полки, вдруг кто-то переложил, даже зачем-то заглянула в морозилку. Котлетки с гречкой стояли на месте, а вот пакета с пончиками не было.

В полном недоумении Лиза поделилась рассказом о своей потере с секретаршей Ирочкой, с которой они приятельствовали. Та удивилась:

— Пончики? Ну как так можно-то? Если б кто случайно взял, то признался бы. Да и перепутать невозможно, это контейнер с едой еще куда ни шло, они все похожи, пластик и пластик. Но пончики? ЧуднАя история!

В воровстве пончиков так никто добровольно не сознался, Лиза с Ирочкой решили, что провинившемуся стыдно признаться и только посмеялись между собой. Ирочка уверяла, что это, скорее всего, вечно рассеянный программист Вадик:

— Да и не заметил, небось, как съел, вечно у него голова забита каким-то железом и программами! Тётки наши вряд ли бы такое сотворили, только мужики! И те извинились бы, кроме Вадима!

Дома рассказала маме, что пончики у нее кто-то съел, посмеялись. Мама сказала:

— Когда-то у меня один парень целую миску пончиков украл. Давно, еще в студенческом общежитии. Я тогда напекла, по своему рецепту фирменному. И ведь самое грустное, что хотела именно этого парня пригласить на пончики. А он – украл. Прямо из кухни. Нашли по кастрюльке, в которую я их сложила. Она у меня приметная такая была, голубая в белый горох. Я так обиделась, ничего слушать не стала, а ведь он мне тогда так нравился… Глупо, да?

Потом пошла обычная суматоха рабочих будней, и эта история забылась. Тем более, что начальник их, дядя Стёпа, лютовал пуще прежнего. Ирочка даже пожаловалась Лизе:

— Совсем с ума сошел, загонял меня. Чувствую себя лошадью, которую вот-вот пристрелят! Мне кажется, он с женой поругался, раньше она по сто раз на дню названивала, а сейчас почти три месяца как отрезало. Ох, скорее бы помирились, хоть вздохну свободно!

Где-то через три недели после странного происшествия, Алёна, Лизина мама, вновь постряпала пончики:

— Доча, тебе положить с собой? Или дома поешь?

— Да, мам, несколько штук положи, угощу Викторию Федоровну и Ирочку, — и улыбнулась, — надеюсь, пончиковый вор сегодня на охоту не выйдет!

Но Лиза ошиблась. Когда она пришла за своим обедом, пакета с пончиками не оказалось. Единственный плюс: были сняты подозрения с программиста Вадика, он уже три дня как был в командировке в филиале, устанавливал там новое программное обеспечение. Лиза была рассержена:

— Это уже не смешно! Кто-то явно совесть потерял и просто-напросто скрысил наши пончики!

После обеда в кабинет, который Лиза делила с Викторией Федоровной, залетела Ирочка. Глаза ее горели, щеки раскраснелись:

— Лизка, я вора нашла! – но заметив любопытный взгляд Виктории, смутилась, — Извините, Елизавета Дмитриевна, можно Вас на минутку?

Женщина ее остановила:

— Ирочка, но я же умру теперь от любопытства, вы этого хотите? – и видя, что та помотала головой, добавила, — Рассказывайте!

Ирочка вздохнула, набрала в грудь воздуха и выпалила:

— Это дядя Степа! Это он пончики съел!

Лиза и ее коллега аж рот открыли от неожиданности, а Ирочка продолжала:

— Я к нему в кабинет зашла, он кофе попросил. А у него в урне пакет лежит, зелененький такой, из аптеки! Я же видела, в чем ты сегодня принесла эти самые пончики! А на лацкане пиджака – сахарная пудра! Нет, ты представляешь!

— И что теперь делать? – Лиза даже смутилась, уж на кого-кого, а на сурового дядю Степу она бы никогда не подумала, — Может, с ним поговорить?

— Ты что, он сразу поймет, что это я его заложила! Плюнь, а? Забудь! И не приноси ты эти пончики больше, от греха подальше…

Ира замерла на полуслове, потому что в кабинет вошел Степан Сергеевич:

— Я извиниться пришел. Понял, что ты меня спалила, как только увидел твой взгляд в урну. Елизавета Дмитриевна, зайдите ко мне. А ты марш на свое рабочее место.

— Всего три раза за свою жизнь я взял чужое. И все три раза это были эти чёртовы пончики…

— Степан Сергеевич, ну взяли и взяли, признались же. Давайте забудем… — тут Лиза осеклась, — Три раза? Но я только дважды…

— Да-да, дважды, и всё в один месяц. А третий раз, вернее, первый, был давным-давно. В общежитии студенческом. Девчонка мне там одна нравилась. Как-то она напекла пончиков, я их и стащил, думал, будет искать, а ей помогу. И найду! Но… не удержался, дурак, один пончик попробовал, а он такой вкусный, зараза! И не заметил, как всё съел. А девчонка меня вычислила, и даже слушать не стала, вором считала. Твои пончики так на те похожи, что я просто не удержался. Наверное, я клептоман, ворую и поедаю пончики…

— А девушку Алёной звали, да?

— Откуда ты… Нет, таких совпадений просто не бывает, этого просто не может быть.

После рабочего дня Степан Сергеевич подкараулил Лизу:

— Елизавета Дмитриевна, Вы извините еще раз

— Да бросьте, я забыла уже!

— Но я-то не забыл. Еще раз извините, но теперь уже за то, что из Ирочки информацию вытряс. Она сказала, что Ваша мама одна…

— Да, папа умер давно, я еще в школе училась. Так и живем с ней вдвоем

— Я бы очень хотел ее увидеть. Это будет удобно?

Лиза замялась, но Степан Сергеевич взял ее за локоть:

— Я не обижу Вашу маму. И если Вас это интересует, я два месяца как развелся с женой. Потому и срываюсь иногда на коллегах, потом самому стыдно. Ну так как?

Лизина мама, моя двоюродная сестра Алёна вышла замуж за Степана через три месяца после той знаковой встречи. Как говорила Лиза:

— Ухнула в омут с головой, я даже не узнавала свою всегда рассудительную мамочку!

Сама Лиза через пару лет вышла замуж, родила сына. Алёна ей с мальчиком помогала, часто брала внука к себе. Лиза со смехом рассказывала:

— Представляешь, Даньке было тогда четыре года, он бабушкины пончики просто обожал! Они с дядей Стёпой наперегонки их таскали. И крик иногда на всю квартиру стоял: «Кто украл мой пончик?!», причем то старый кричит, то малый. И смех, и грех в общем…

 

Кто украл мой пончик?!

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.