Володька

Вовка до тридцати лет жил с родителями.

Работал, деньги отдавал матери, она покупала ему вещи, сигареты брала сразу на месяц, ему и отцу, давала денег на бензин и на погулять с ребятами.

Иногда Вовка калымил, это были его деньги, мать о них не знала, все «лишние» деньги она складывала на книжку, ожидая, когда сын нагуляется, остепенится и женится.

Жениться Вовка не торопился.

-А зачем? Нас и здесь сытно кормят, -любил пошутить он, когда кто-нибудь из друзей заводил разговор о женитьбе.

Женщина у него тоже была, так, не серьёзно, заехать когда, на рюмку чая…

pixabay

pixabay

Когда бабы шутливо намекали матери, что вон, мол, сноха, показывая на разбитную бабёнку, Зинку, к которой, как она знала, захаживал Вовка, то она морщилась и сквозь зубы отбрёхивалась от баб.

Но глаза её были злыми и колючими в этот момент…

Мать уже была на пенсии, но всё равно выходила на ферму, в отёл, набирала группу маленьких телят, учила их пить из ведра тёплое молочко, которое надо было принести из другого корпуса фермы, где доились мамки этих малышей.

Сначала подсовывала пальцы, а потом тыкала мордочку по самые глаза в ведро.

Телята фыркали, давились, но постепенно учились сами пить молоко, и завидев свою кормилицу, качаясь и скользя на неокрепших ножках в клетках на шесть -восемь голов, они, задрав кверху длинные свои мордахи, обиженно мычали, зовя её, мамку…

Отец же всю жизнь проработал чабаном, два раза в месяц он напивался, гонял мать, Вовку и старшую сестру Танюху.

Танюха, окончив школу, уехала в город, там вышла замуж, за работящего парня, кстати из соседнего села, Гришку. Получили квартиру, от завода, на котором работал Гришка, родили двоих ребятишек. Ездили раз в год с детьми в Сочи, стояли в очереди на холодильники и телевизоры, добывали хрусталь и сервиз «Мадонна», всё, как у всех…

А Вовка? А Вовка жил с отцом и матерью, отец гонять их перестал, но пить не бросил, иногда Вовка разрешал ему по буянить, вспомнить молодость. Вдоволь насмотревшись в детстве на кривлянья пьяного отца, он дал себе зарок, как женится не обижать жену и детей, но пока Вовка не собирался этого делать, жениться, в смысле…

-Никто не знает о том, как повернётся судьба. Ещё вчера ты был холост, а сегодня уже оппа и папка, — любил шутить друг Вовки, Сашка, тоже холостяк, тоже живущий с мамкой, — так что, дружище, будем гулять, пока гуляется…

И они гуляли, ах как они гуляли. С гитарой, на Восходах, по деревне, на озеро…Шашлыки, песни горланили, Жигулёвское рекой, эээх…

Эххх, скорее бы новое лето, -размышлял Вовка, поглядывая в окно, на жухлые листья, что нёс осенний ветер, — это было крутое, весёлое, столько свадеб отгуляли…Может тоже жениться…да ну…- прогнал он промелькнувшую мысль…придёт же такая глупость в голову…

Утром Вовку вызвали в контору…

-Володя, — председатель начал издалека, -а ты вот доволен своей жизнью?

-Да не жалуюсь, Пётр Степанович

-А не хотел бы поменять чего…Улучшить, так сказать, своё материальное и прочее положение, идти, так сказать ноздря к ноздре в светлое будущее…

Он чё меня сватает что ли? — подумал Вовка, во дела, я не хочу жениться на его страшненькой, рябой Людке. К тому же ей уже несколько человек обещали жениться…

То- то она косила глазом, когда я мимо бухгалтерии проходил, запаси, попаси, припаси, тьфу, как там бабка учила, а упаси меня, от милости и немилости, раба какого-то тама, тьфу ты…

-Ты чего шепчешь, Володь, чё красный такой, будто на казнь тебя ведут, а?

-Да меня всё устраивает, спасибо, Пётр Степанович, — а сам бочком-бочком, а про себя думает, ну дела…И до него очередь дошла, не врали мужики….

-Ты постой, постой. Я чё спросить хотел, Володь, ты это случайно жениться не подумываешь, нет? Ну это я так, на всякий случай спросил, мало ли…а то Людмила в девках засиделась, да это так, не обращай внимание…

Вовка стоял красный, как рак, сердце бешено билось, где — то в районе, задницы, и страшно чесалось ухо…

-Я чё позвал- то, Володь, у нас это зоотехник опять сбежал, с медсестрой. Двух специалистов опять лишились, итить их, ну с медсестрой пусть председатель сельсовета голову морочит, а я чё, Володь тут подумал, а давай тебя на зоотехника отучим, а?

Заочно, Володь, там можно, я узнавал, ну?

А ты проси что хочешь. А хочешь Людку мою, хоть завтра засылай сватов, ну это я так, просто спросил…

И Вовка согласился, не, не жениться…Учиться…А что? Ходи ничего не делай весь день, сиди в конторе, да на бобике езди, несколько ферм за час объехал, да спать…Ляпотааа.

Мать обрадовалась, быстро сосчитала в уме, это же сколько теперь зарплата — то будет, так она не только на новый дом, но и на Москвич Володьке накопит, и на стенку…

Жизнь потекла своим чередом. Вовка стал немного остепеняться, но всё так же гонял по выходным на восходе, пил пиво и бренчал на гитаре…

А однажды, приехав с очередной сессии, ходил задумчивый и какой- то отрешённый. На вопросы матери отмалчивался, только улыбался загадочно…А через месяц собрался куда- то ехать, бросив короткое, увидите

Увидели…

Привёз женщину молодую, красивая, да, волосы до попы, белые, как молоко, ровные, будто утюгом выглаженные, да не одну, с девчончишкой, с такими же волосами, как у матери и такими же серыми, что вода в осенней реке глазами…

-Мама, бать, знакомьтесь, это моя Марта и Маришка. Я женюсь…

Мать чуть в обморок не упала, отец же, скрывая улыбку, довольно покряхтел, подмигнул сыну, показывая большой палец, молодец, мол сынок, какую отхватил, а…

Марта была врачом.

-О, как! прошлый зоотехник увёз медсестру, а нынешний привёз целого врача!, -хвалился председатель, -эх, жаль, с Людмилой моей у него не заладилось. а вроде симпатия была…Ну эта тоже ничего, статная бабочка…

-Что это за имя, -жаловалась соседке Мать, — у нас корову так зовут, Марта, тьфу, вьётся около неё, как уж, на деньги пусть и не рассчитывает, ещё и приплод чей- то кормить будет, от дурак. Не жилось ему…

Справили свадьбу, ну как свадьбу, вечер…Не о таком торжестве мечтала Мать для Вовки, ну дак чё, сам захотел…

-Поглядим ещё, а то может скоро и разбегутся, -говорила она дочери Танюхе

-С чего это, мама

-А с того, не его поля ягода. На что она ему, не девка, с дитём, и холодная какая- то. И девчонка тоже, какая- то, не орёт, не бегает, а сидит, всё книжки читает.

Вот и будут книжечки читать, на пару с матушкой, а этот будет кормить их, дурак…

-Мам, ты чего, они же семья…

-Ой, молчи, семья, вот вырастишь своих, я посмотрю, как запоёшь…

Жить молодые стали со стариками, дом большой, пять комнат…

Жили мирно и дружно, Володька пить перестал, как же старуха этого добивалась, а эта пришла, вертихвостка, правила свои тут установила…Ишь ты, всё по её должно быть…Уже и выпить мужику нельзя.

Всё не так старухе, старику в уши бубнит, всё плохо, на девчонку смотреть не может. возненавидела ребёнка, мочи нет…По имени не зовёт, шпыняет, щипает, а та молчит, насупится, слёзы в глазах, а она терпит…

Бабка пуще прежнего лютует, пока никто не видит, то пол мыть десять раз на дню заставит, то грядки полоть, перед приходом снохи с работы заставит её умыться и переодеться.

Девчонка махонькая, увидит маму, бежит, обнимет, прижмётся, плохо ей здесь, а терпит, мамочку любит, да и дядь Володя вроде хороший, не обижает её, кукол дарит…Обещал стол красивый, как в школу пойдёт купить…А бабушка злая, дак она потерпит…Мамочка попросила…Её обязательно полюбят, ведь она Маришка хорошая, всё делает, что бабушка скажет…

Сноха сварит для этой, отдельно, попросит кормить девчонку по часам, ага ещё чего. Они за дверь, бабка всё собаке выкинет, а девчонку картошкой жареной накормит…Зло посмотрит, та и сожрёт.

Давится, слёзы, а ест. А нечего, пусть привыкает к деревенской пище, барыня какая…

Только кто- то донёс видимо, этой, снохе то…прибежала, чиcтая кобра…расфыркалась, вещи собрала, и ушла, гордо вскинув голову…слава богу, избавились…Только и Вовка с работы не пришёл…А что такое, где парень?

Побежала искать, а он навстречу идёт, чернее тучи…Как давай орать, обвиняет её, что мол просили за ребёнком присмотреть, зачем кашами не кормила, которые Марта варила, зачем картошку есть заставляла, девчонка — то больная оказывается…

Упала в ноги, заголосила..

-Сыночек, Володюшка, зачем тебе эта змея подколодная, разлучница проклятая, да ещё с больным дитём! Тебе своих, здоровых надо детей, а она тебе кого нарожает? Больных, увечных….

-Это от кого же она меня отбила? С кем разлучила? Часом не с Зинкой, ли?

-А хотя бы и с Зинкой, хотя бы и с Зинкой, ну погуляла, подурила девка по молодости, с кем не бывает, с тобой ить и гуляла…

-Ты чего городишь, мать, да у ней, а…иди ты…Если не простит меня, Марта, уеду мать, на север, или куда дальше…

Марта простила, и Маришка очень просила мамочку за дядю Вову, которого она успела полюбить, только условие поставила, жить отдельно, и не заставлять её Марту, ходить к его, Володькиным родителям, и у себя мать его видеть не хотела…Ему не запрещала, ходи, но только, чтобы на семье не отражалось…

Когда Серёжка родился, сделала исключение, пригласили обоих родителей, вот здесь бы и помириться…Дак нет же, поджав губы, осмотрела красный, сморщенный комочек и выдала

-Нет, не нашей породы, сразу вижу…

Свёкор ходил, ребятишек любил, и Маришку, и Серёжку, она, старуха только губы кривила.

И всем сообщала, что перестал Володька деньги ей, матери отдавать, всё этой змеюке несёт, а она на себя, да на свою вертихвостку тратит…Пусть даже не думает, что книжку с Вовкиными деньгами ей отдадут, шиш… Видимо на эти деньги и целилась, аферистка…

Люди уже привыкли, и не обращали внимания..

Вовка и ругался, и угрожал, и по-хорошему просил, чтобы перестала нести всякую ерунду, помирилась с Мартой, по нянчилась с внуком, пока маленький…

Но мать буд- то обезумела, не велась ни на какие уговоры, сыпала проклятиями и жаловалась всем подряд на проклятую змею- разлучницу…И Вовка бросил попытки примирения…

Однажды мать заболела, перепуганный отец прибежал вечером к детям, сообщив, что мать упала…

Марта первая побежала с отцом, не дожидаясь пока Вовка заведет машину…

У свекрови случился гипертонический криз, Марта была хороший врач, она выходила маму своего мужа…

Бабка попросила прощения, со слезами…

Марта сказала, что давно простила и Маришка тоже…И принесла Серёжку, познакомиться с бабушкой…

Не скажу, что они стали лучшими подругами, но отношения после этого стали лучше…

А вот деньги, которые старуха копила Володьке, да так и не отдала, они же сгорели, её опять скрутило после этого, когда узнала. Марта выходила, конечно, а куда же деваться, родителей не выбирают…

Марта сама уже свекровь, и тёща. Половинок своих детей если не любит пламенной любовью, то хотя бы уважает, приняла выбор своих детей. И внуков любит, очень. А Володька, что Володька он тоже всех любит, а её Марту, больше всех…

 

Володька

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.