Волчья благодарность или плата за добро

Фото Светланы Никотиной

Фото Светланы Никотиной

Валя влетела в дом дедушки Вани с весёлым смехом. Её смех напоминал маленький колокольчик.

Что- то опять напроказничала, — подумал дедушка, готовя обед. Он был егерем, жил в лесу, правда недалеко от села, в пешей доступности. Его жена, Нина, умерла несколько лет назад, а дети, чтобы ему не было так одиноко, привозили внучку на лето. Да Валя и сама считала дни до каникул, чтобы скорее к дедушке в гости – вот где ей было приволье. Дедуля баловал её, брал с собой на обход участков, рассказывал о повадках животных. Внучка, ей то было 10 лет, помогала дедушке не только на кухне и в доме, но и помогала заготавливать корм животным на зиму, вязать веники с зелёной листвой. И развешивать для сушки. Она уже и сама могла пойти за грибами или, как сейчас, за земляникой.

— Ну что там, егоза, что так смеёшься? -спросил дедушка Ваня.

— Да щеночка спасала! Представляешь, недалеко совсем от дома, может в полкилометра кто –то поставил капкан. А он лапкой попал, даже не лапкой, а парой пальцев. Сам скулит, дергается. Маленький такой, наверное, только от мамки, но ушки уже торчат. Я, как ты и учил, ножиком грибным развела зубья, палкой отжала, он и вынул лапку. Я посмотрела, ранка небольшая, но он вырвался и побежал к своей мамке.

— Щенок? Ну, Валя, какой здесь щенок может быть, сама понимаешь, до села 2 километра! Хм, а цвет шерстки какой у щеночка и у мамы?

— Серый, как у собак хаски, помнишь, рассказывала, соседи себе завели такую. Только та с голубыми глазами, а эти с жёлтыми.

— Господи, Валя! Да это же волки были! Да как же они на тебя не напали! Но, я знаю, летом они не агрессивные, но мать и могла защищать дитёныша, откуда она знать могла, с какими намерениями ты к щенку подошла… Хотя волки очень умные животные, умнее некоторых людей. Ножик зачем брала?

— Деда, я же помогла ему, он бы сам не вырвался. А ножик взяла, так всегда хожу, да и нашла несколько первых белых, сейчас суп сварю.

— Ну ладно, ладно, помощница, готовь давай, дед усмехнулся в усы.

Прошло 5 лет, заканчивались лихие 90-е. Дед Ваня оформил пенсию, но продолжал трудиться егерем, хотя там почти не платили, умудрялся даже помогать чем-то детям. Сушил грибы, мог подстрелить косулю, которая захромала или поймать зайца. Но никогда не злоупотреблял, это было законом для него, ведь прожил в лесу практически всю жизнь. Вчера приехала внучка к дедушке. Хотя она и выросла, и заневестилась, но оставалась той же Валюшкой для деда.

Иван Тимофеевич шёл размашистой походкой с почты, где получил свою небольшую пенсию. После почты он зашёл в магазин, купил внучке гостинца. Ружье было у него всегда с собой, многолетняя привычка. Когда шёл к себе, у него возникло ощущение, что за ним наблюдают. Огляделся, вроде никого. Он научился ощущать, когда наблюдает зверь за ним, потом проверял, следы находил, но зверь практически никогда не нападал. Один раз медведь по весне пошёл на него, но Иван Тимофеевич стрельнул из двустволки для острастки, затем начал наступать, закричал сильно, прогоняя. Это ли подействовало на топтыгина, что — то другое, но зверь, ломая кусты, отступил.

Придя домой, сначала повесил ружьё на стену, затем развязал рюкзак, подзывая Валю. И тут дверь распахнулась и в дом ворвались два больших плечистых мужика, один из них держал финку в руках.

— А ну ка, делись дед и с нами! ООО! Да тут ещё и краля такая, вот и вишенкой на тортике будет! Не зря за тобой, дед, от почты топали.

Дед оглянулся на двухстволку, на что мужики, переглянувшись, заржали.

— Да проследили, проследили, через окно, что снял ружье, не успеешь. Лучше сам отдавай деньги, тогда умрёшь легко. Дед опустил голову, обдумав ситуацию и сказал, что хорошо, сейчас достану, только отпустите ребёнка.

— Ребёнка, да – она самый сок! – заржали опять отморозки. Они были уже в хорошем подпитии, глаза их блуждали уже по девичьей фигуре. Валя от испуга дрожала, как осиновый лист. Дед стал как раз на их пути и толкнув внучку, крикнув: «Беги, я задержу!» Вале не нужно было дважды повторять. Выпрыгнула через окно и побежала, но, почему — то в сторону леса, а не села. Ну ей то было туда проще бежать. Бегала Валя хорошо, но вскоре услышала она погоню за спиной и ор, что мол, догоним, пожалеешь. Валя и сама понимала, что пожалеет, поэтому бежала изо всех сил, хотела добежать до оврага, перейти по бревну и скинуть его.

Но… зацепилась за пенёк ногой и с разбегу распласталась на земле. Сначала она услышала топот и радостное гоготанье преследователей, потом они замолчали вдруг. Валя поднялась с земли и увидела странную картину. Бандиты, один с окровавленной финкой, стояли, а на них наступали два волка, с ощетинившейся шерстью и угрожающе рыча. Третий волк стоял спиной к Вале, как бы прикрывая её. Бандит с финкой махнул рукой, перекинув финку из руки в руку.

В этот миг волк с вцепился ему в ногу сзади и отскочил, бандит отвлёкся, а в это время второй волк прыгнул и вцепился ему в горло. Первый волк, зарычав, прыгнул на второго бандита, который с испугу упал на задницу и начал отползать. Затем вскочил и петляя, как заяц, побежал. Один из волков кинулся догонять, но старший волк, как поняла Валя, рыкнул на него и тот возвратился. Они подошли к дрожащей Вале, и девушка вдруг заметила, что у одного из волков не хватает на передней лапе 2 пальцев.

Она обняла его и начала рыдать, у девушки началась истерика. Волк лизнул её лицо, девушка начала успокаиваться. Она подумала, что окровавленный нож не спроста, возможно, дедушке нужна помощь. Перешагнув через мёртвого бандита, она поспешила в сторожку. По дороге, оглянувшись, она увидела, как два волка, подняв задние лапы, мочатся на труп.

Дедушка был серьезно ранен, но сумел доползти до внучкиной сумочки и достать телефон. Хорошо, что она вчера рассказала деду, как им пользоваться и даже потребовала, чтобы он сам при ней набрал папу.

Он набрал из последних сил номер сына и сообщил, что случилось и потерял сознание. Сын дозвонился, куда нужно и не успела Валя вернуться домой, как у ворот стоял милицейский бобик, откуда вышел и сельский врач. Деда успели спасти, хотя он и потерял много крови. Второго бандита со временем поймали, но его потом отправили в психушку.

Каждый раз Валя, приезжая к деду в сторожку, везла с собой 3 кг мяса, какие бы не были времена, которое сразу относила на тот пенёк. Утром от него и следа не оставалось.

 

Волчья благодарность или плата за добро

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.