Бабушкины серьги

Наталье было 32, когда под вечер позвонила из деревни мать. Баба Оля умерла. Билеты на первый утренний поезд. Через 6 часов у неё будет 2 минуты, чтоб выйти на станции.

Деревня её детства такая маленькая, что поезда не задерживаются. А сейчас у неё есть эти 6 часов, вспомнить, как стояли с бабушкой у изгороди, встречали с выгула пёструю корову. Солнце румяным блином садилось за пригорок, а бабушка рассказывала сказку или пела негромко печальные песни.

По осени ходили в лес, за грибами и брусникой. Дома бабушка садилась на низенький стульчик, чистила, перебирала и снова рассказывала сказки. Много их было у неё в запасе. Мужчин в семье не было. Мать много работала. Наталья с бабой Олей вели хозяйство. После школы Наталья поехала учиться в большой город. Тут и осталась. Устроилась на работу. Вышла замуж. В следующем году дочери в первый класс. А сейчас, сидя у окна, в душном поезде, Наталья не замечает проносящихся мимо пейзажей. Ей самой 5 лет.

иллюстрация с просторов интернета

— Бабуль, какие серёжки у тебя красивые, цветочком – любуется Ната.

— Помру, тебе достанутся, отвечает бабушка и легонько жмёт внучке нос-пуговку.

— Ты никогда не умрёшь, — Ната кидается бабушке на грудь и крепко обнимает тонкими ручонками.

— Вздремну чуток. А ты смотри, не балуй! — наказывает бабушка, укладываясь на старенький диван.

Через несколько секунд раздаётся тяжёлый храп. Ната крадётся на цыпочках. Серёжки красивые, блестящие, золотые, так и манят. Аккуратно, чтоб не разбудить, касается Ната золотых цветочков.

— Рано! Не померла ещё! – вскрикивает бабушка, резко открывая глаза. Ната вздрагивает, отскакивает с громким криком. Бабушка смеётся. Она и не спала вовсе, притворялась. И так каждый раз. Ната знает, что бабушка притворяется, но, всё равно, тянется к серёжкам крохотными пальчиками.

А когда бабушка открывает глаза и неизменно громко говорит: «Рано! Не померла ещё!», пугается и визжит, убегая на кухню. Бабушка переваливаясь торопится следом: «Догоню! Не спрячешься!». Настигает внучку на кухне у комода, подхватывает, сгребает в охапку и обе они смеются. И Ната верит, что бабушка никогда не умрёт.

Спустя годы после тяжёлой болезни баба Оля начинает путаться в воспоминаниях. Сидеть у окна и ждать корову, которую продали лет 10 назад. Или деда с рыбалки, которого не стало ещё до рождения Натальи. А Наталья готовится поступать в медицинский и знает, что никто не живёт вечно.

иллюстрация с просторов интернета

Почему сейчас вспомнилась ей эта игра с серёжками, она и сама не знает. Но решает забрать их, эти маленькие цветочки. Не носить, нет, а сохранить как память. Мама встречает её на пустой станции. Бабу Олю уже увезли, готовить к погребению. Дома пью чай, вспоминаю разное. Весёлое и грустное.

— Мам, а помнишь, у бабушки серьги были? — Задумчиво, спрашивает Наталья. – Где они? – И рассказывает о давнем уговоре бабушки с внучкой, и о желании сохранить серьги как память. Мама не против. Конечно, пусть останутся, вот только никак не может припомнить где же они. Бабушка носила их всю жизнь и на такие мелочи уже не обращалось внимания. В них, наверное, и забрали – решает мать.

В день похорон серёжек на бабушке нет. В похоронном бюро разводят руками. Позже мама перебирает вещи в шкафах и на полках. Золотых цветочков нет и здесь. Время от времени Наталья просыпается среди ночи, тихо-тихо, чтоб не разбудить домашних идёт на кухню, пьёт задумчиво ромашковый чай. Ей снилась баба Оля, в белом платке у изгороди.

— Серёжки должны быть у тебя. – Говорит она. Отворачивается, смотрит вдаль, где с поля пастух гонит коров и запевает вполголоса…

— Ты что думаешь? – спрашивает меня Наталья. Мы дружим уже много лет, но эту историю она рассказала мне недавно. Что я думаю? Что серьги прибрали к рукам нерадивые работники морга или пожилая женщина с расстройством рассудка потеряла их сам – так ли это важно? Беспокоит другое. Наши сны – игра воображения? Или проводники в другие миры? И кого беспокоит, что серьги так и не достались Наталье? Её или старушку в белом платке?

 

Бабушкины серьги

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.