Письмо матери: вина, которой не было

«Мама, пишет тебе твоя дочь. Я не знаю, отправлю ли это письмо, а если отправлю, не знаю – поймешь ли ты его правильно. Я так же не знаю, как правильно сформулировать основную идею моего письма. Вроде бы, нужно сказать, что я решила тебя за всё простить, но как прощать того, кого прощать не за что?

Почти 40 лет назад ты столкнулась с первым в своей судьбе предательством. Мой отец впервые тебе изменил, и ты, тогда еще юная 19-летняя студентка, его простила. Твоё желание было продиктовано слепой любовью и верой в то, что он непременно исправится.

Ты искренне любила и верила, а значит, ты все сделала правильно.

Письмо матери: вина, которой не было

Когда я родилась, меня из роддома привезли в просторную квартиру моей бабушки, твоей свекрови. Она стукала мне тихонько по пальцам, когда я крутила скрипучие ручки антикварного комода, а тебе часто указывала на промахи в твоём и моём воспитании. Устав от её недовольства, пожелав быть хозяйкой на своей, пусть крошечной, но своей территории, ты поставила вопрос ребром, и мы нашей маленькой семьёй перебрались в десятиметровую комнату в коммуналке.

Ты вырвалась на свою скромную волю, твой порыв был искренним, а значит, ты всё сделала правильно.

Когда мне исполнилось 5, отец ушел из семьи. Искалеченная болью и страхом неизвестности, ты хотела, чтобы ему было так же больно и страшно, как тебе, а потому ты переехала в другой город, чтобы он больше никогда не смог меня увидеть. Ты корила себя, когда я говорила, что скучаю по папе, но твои угрызения совести проигрывали твоему же гневу.

Этот гнев был искренним, а значит, ты все сделала правильно.

Во втором классе учителя заверяли тебя, что твоя дочь на порядок умнее других детей, а если ты захочешь, они могут похлопотать о переводе меня в хорошую гимназию. Ты сходила в эту гимназию на ознакомительную экскурсию и увидела, как одеваются её ученики, какие дорогие у них учебники, и на каких машинах приезжают за ними родители. Твоё сердце сжалось, когда ты представила меня среди этой «золотой молодёжи», в заштопанных ни раз колготках, с рюкзаком двоюродной сестры. Ты испугалась, что здесь меня могут обидеть, надо мной станут смеяться.

Ты оставила меня в обычной школе, ты хотела защитить меня от боли, которую мне могут причинить, а значит, ты всё сделала правильно.

В 10 лет я попросила записать меня на танцы, потому что все мои одноклассницы уже давно записаны в самую лучшую танцевальную школу, и я тоже хочу заниматься. Ты сверила график занятий со своим рабочим и поняла, что не сможешь возить меня на занятия на другой конец города, ты просто не сможешь так часто отпрашиваться с работы, а кроме твоей зарплаты у нас нет источников дохода. Ты отказала мне. Чувство материнской вины захлёстывало тебя, но у тебя не было выхода.

Ты одна отвечала за то, чтобы на нашем столе была еда и меня было, во что одеть, а значит, ты всё сделала правильно.

Ты убедила меня, что без высшего образования я не смогу прилично зарабатывать. Поступив в институт на банальную специальность, я ни раз, зевая на лекциях, вспоминала тебя недобрым словом. Но ты верила, что диплом института перепишет мою жизнь и она никогда не станет похожей на твою. Выталкивая меня из гнезда, ты надеялась, что не земля встретит меня твёрдым асфальтом, а порыв ветра подхватит меня в свои ладони, и я уверенной гордой птицей буду парить над городом.

Всякий раз приходя ко мне в гости, ты критикуешь мою офисную одежду. То юбка чересчур коротка, то у блузки откровенный вырез. В уже тридцатилетней женщине ты всё ещё видишь малышку, которую ты должна защитить от людского непонимания.

Ты волнуешься о том, чтобы общество меня приняло, а за шумом критики я слышу «доченька, мне страшно, что тебя осудят, и тебе будет больно».

А потому ты всё делаешь правильно.

Волнуйся, мама, такая твоя материнская доля. Но волнуясь, сердясь, гневаясь, обижаясь, боясь, помни, что я со многим в жизни справлюсь, как справлялась ты.

И в минуты отчаяния, боли, бессилия я тоже сделаю всё правильно.

Поэтому я прощаю тебя за вину, которой не было».

Автор текста психолог Галина Соколенко

 

Письмо матери: вина, которой не было

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.