Мама Алла

-Да что такое-то, не улягусь никак. Так неудобно, и так не могу.

— Наташ, ты чего не спишь? — с соседней кровати подняла голову Светлана, соседка Наташи по палате, — изжога?

-Да нее, не могу улечься, как надо. Завтра у Веры Ивановны спрошу, там точно один, ощущение что двое, дерутся там что ли…

— Ой, девочки, а у меня как раз изжога, сил нет, лежать не могу, а спать хочется…

— Иди на пост, не мучайся, медсестра даст таблетку, иди… Кто там сегодня? Татьяна вроде… Иди-иди, не стесняйся

pixabay

— Новенькая девочка, молоденькая совсем, сама худенькая, у неё-то точно двое, живот большой…

— Девки, вы чего не спите

-И то правда, давайте спать, девчата.

Утром, после всех процедур, позавтракав, будущие мамочки начали разговоры, как всегда, начали с одного, а закончили другим.

-Наташа, Натааашшааа, — раздалось под окном. Палата находилась на втором этаже.

Наташа, которая вчера никак не могла уснуть, предполагая, что у неё там двое, встала с кровати и подошла к окну, большая, грузная, она напоминала огромный корабль…

— Ой, мама…мамочка… Девочки, там мама приехала… Мама, — закричала Наташа, — мамочка… Девочки, а как вы думаете разрешат с мамой хотя бы в коридорчике посидеть, я её так давно не видела…

-Спроси у врача-то, мы же не на карантине…

-Ага, а чё тогда гулять не пускают, боятся, что разбежимся?

Наташа пришла где-то через час, счастливая. Правда лицо заплаканное.

-Наташ?

-Да не, девчонки, всё нормально. Я маму давно не видела, просто

Молодые женщины оживились, каждая начала вспоминать и рассказывать про свою маму, кто-то с теплотой, а кто и с обидой, всякое бывает в жизни…

-Наташ, я мимо проходила, так глянула… у тебя мамочка молодо выглядит, ты на папу видимо похожа?

-Нет, я вылитая мама, одно лицо…

-Аааа

-Что удивила? Да, я очень похожа на свою маму, один в один… Сестра и на мать и на отца, а я вылитая… На родную

-А это…

-Мама Алла? Она наша с сестрой мачеха. Я не помню родную маму, только фотографии. Сестра помнит, ей было семь лет, мне одиннадцать месяцев.

Отец женился через пять месяцев, как родной не стало, на маме Алле.

Ей едва восемнадцать исполнилось, я-то понятное дело, сразу на руки. А вот с сестрой ей пришлось повозиться, сестра помнила и знала маму, ревновала отца и ко мне, и к мачехе.

Как ей удалось её приучить, я не знаю, она у нас бешеная немного, сестра-то, но маму любит, маму Аллу. И родную помнит конечно, ей тяжелее, я то одну только маму знаю.

Ей досталось, нашей мамочке. В восемнадцать лет, когда девчонки по танцам бегали, на неё двое детей свалилось.

Её маме плохо сделалось, когда узнала, что дочка за вдовца, да ещё с двумя детьми, замуж собралась…

Ну ничего, все смирились, и мама её, и наша родная бабушка.

Все маме с отцом помогали.

Тётя Света, мамы Аллы сестра двоюродная, так вообще чуть ли не поселилась с нами, постоянно бежала, то погулять с нами, то в больницу помочь сходить…

Папа ей очень благодарен был, прям так и говорил, что Светка, мол, хорошо помогает.

А мы вроде и сами можем, спасибо ей конечно…

Мама благодарит тётю Свету, намекает, что той пора бы о семье своей задуматься, мы тебе помогать будем…

А та, рукой машет, какая семья, вам ещё не помогла…

Я то что, маленькая, а сестра — то постарше, вот прям не взлюбила она тётю Свету, грубит, огрызается, фыркает.

Я ж говорю, она с характером у нас.

Причём к маме так и льнёт, так и старается ей угодить, в глаза заглядывает, как маленькая ровно сделалась, и со мной возиться и к маме…

Это мама потом рассказывала.

Мама ей первой и рассказала, что у нас братик или сестричка будет. Говорит сестра так обрадовалась, всё заставляла отцу быстрее сказать. А отец начал выпивать. Он на хорошей должности работал, зарабатывал неплохо.

А тут, последнее время, каждый день навеселе.

Мама с нами к бабушке ездила, к папиной маме, папу не дождались он работал, ну мы и поехали одни, праздник был, первое мая, а у папы работы много, он так сказал.

Позвонил вечером, говорит, оставайтесь у мамы, меня в ночь вызвали, ну мы и остались. А с утра домой поехали.

Мы с сестрой замешкались, баловались что ли, мама первая зашла в дом… А там, папа с тётей Светой, в родительской кровати…

Мама такая

-Светка…

А та ей, в ответ

-Салфетка. Ну и курица ты тупая, Алка, когда уже до тебя дойдёт, что ты свою работу сделал, девок подняла, теперь будь свободна, уступи дорогу другому.

Ты же понимаешь, что он на тебе от безысходности женился, дети на руках были… А во мне он женщину увидел.

Я, когда эта зверушка, — она кивнула в сторону сестры, — увидела нас, думала, что всё тебе расскажет, обрадовалась. Но она молчит, соплячка игру свою затеяла какую-то, но всё теперь разъяснилось…

А папа? Что папа, он пьяный спал. Мама его разбудила, он её избил, в живот пнул. Мы с сестрой плакали, старались маму защитить, сестра прямо, как кошка, кидалась на защиту мамы.

А эта, меня держала, и рот закрывала, чтобы я не визжала, я описалась от страха за мамочку.

Маму вечером в больницу увезли, с кровотечением, она сказала, что с лестницы упала…

Сестра, взяв меня убежала к бабушке, по родной маме. Мы ничего не рассказали, бабушка сама поняла, что произошло плохое. И поехала к маме в больницу. Оттуда приехала с хорошей новостью, ребёнок задержался, но маме нужно полежать на сохранении.

Папа в больнице не появился, зато в нашем доме поселилась Светка.

Мы сходили за нашими и мамиными вещами, а сестра вытащила шкатулку с украшениями той мамы, которая нас родила.

Светка хотела забрать, да отец, что сидел, опустив голову, не дал ей этого сделать, сказал, что шкатулка нам принадлежит…

Про ребёнка мы отцу не сказали. Сестра запретила, сказала это дело мамы, говорить или нет.

Весь май мама в больнице лежала, мы не знали, приедет она к нам или нет, бабушка сказала, что нужно быть готовыми к тому, что мама не приедет…

-Сиротинушки, говорила бабушка, — сиротки вы мои…

-Мы не сироты, — резко отвечала сестра, — у нас есть мама…

Мама приехала вовремя, живота ещё не было видно, но мы-то знали, у нас есть брат. Мы прям мечтали с сестрой о братике. Она приехала в то время, когда отец пришёл нас забирать, он сказал, что продаёт дом и мы уезжаем в А***, конечно со Светкой. Как бы то ни было, отец любил нас…

-Нет, — сказала сестра, мы никуда не поедем без мамы.

-Она вам не мама, — обреченно сказал отец, — Света позаботится о вас. Алла ещё молодая, она начнёт новую жизнь…

-Не смей решать за меня, -раздался родной и любимый голос, мамочка…

-Мама, -бросилась я к ней, — мамочка, -подбежала сестра. До этого дня она не называла маму так, она звала её Алла.

Мама обняла нас, и сказала, что, если он вздумает отнять девочек, она напишет заявление, на них обоих.

— Это мои дети, -сказала мама подняв гордо голову, — даже не смей думать о том, чтобы разлучить нас…

Мы жили тогда в одной из тёплых республик. Мама оформила на нас опеку, и мы уехали в В***.

Потом туда же переехали родители мамы Аллы и нашей родной мамы. А потом и родители папы. Мы опять жили все рядом.

Мама родила мальчика, мы назвали его Руслан. Как жили? Да по-разному. Сестра умничка, помогала маме сильно они больше подружки, вдвоём нас воспитывали с братом. Конечно, бабушки-дедушки помогали, они маму не бросили.

Отец появился, когда Русланчику три года было. Видно, что пьёт, худой и грязный. Его мама, наша бабуля, сказала, что поймёт маму, если она его не примет. Поймёт и в любом случае встанет на её сторону…

Мама простила, а сестра нет… Не могла забыть предательства, как она говорила, я пошла за сестрой. Тоже стояла набычившись.

Мама, наша мамочка, она объяснила нам, что ошибиться может каждый. И попросила дать шанс… Мы дали, и не ошиблись…

Вот такая история девочки. Сестра замужем, в Москве живёт, тоже должна приехать. Я здесь, вот мамочка приехала. Всё равно мужа утяну к нам в В***

Девчонки слушали, вытирая слёзы. Беременные такие эмоциональные.

-Ой, девочки, вот ей-богу, ну не один там не может один со всех сторон в живот пихаться, уже рёбра болят.

-Может футболист, Наташ

-Или гимнаст

И женщины начали свои разговоры, о детях, о скорых родах…

-Колпакова, идём…

-Куда? -Наташа повернула голову в сторону медсестры

-Рожать

-В смысле?

-Да шучу я, на УЗИ, врач назначила. Ты не на курорте, а на сохранении.

Наташка пришла чрез час, поддерживая обеими руками большой живот. Молча села на кровать и задумчиво смотрела в пол.

-Наташа…

-Да вот думаю, для мальчишки имя есть, муж придумал. А как дочку назвать?

-У тебя что? Девочка???

-Ага и мальчик, пряталась за братом, стрекоза. Вот и тянули в разные стороны…

-Обалдеть, — смеются девчонки, — как так-то?

-Да фиг знает…Ну и ладно, зато за раз…отстреляюсь…

Как назвать-то? Мне вот Доминика нравится и Джейн, а ещё Виола и Мария…

-Наташ, ты роди, и увидишь кто там…

-Ну так-то да…

Пойду позвоню, своих обрадую…

Можно Майя, а чё в мае родятся же…Маечка…Ладно девочки, пойду звонить…

 

Мама Алла

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.