Нежданные гости

Автор: Lady Charlyn

Родители, как обычно летом, обосновались на даче, так что разбираться с нежданными гостями мне предстояло в одиночку.

Троицу посетителей возглавляла полная женщина в тесном платье с тёмными полукругами в области подмышек.

— Женька, никак тётку родную не признала? Нюра я! Раньше-то мы почти каждый день виделись, только после переезда… — она презрительно махнула рукой. — Понесло же твоих родителей в большой город. Здесь ведь одни психи. Минуту назад старуха пристала, Степана какого-то ищет… Но да сейчас как раз очень удачно получилось. Юленька поступать собралась в этот ваш… да ты знаешь! Что всё смотришь как не родная? Ну, дядю Серёжу помнишь хоть? А Юленьку? Вы на свадьбе Никитиных так славно играли вместе!

От избытка информации у меня закружилась голова, но ситуация хоть немного прояснилась. Тётю Нюру — тоже мне родная, седьмая вода на киселе! — я помнила очень смутно, но был кто-то такой в нашей жизни до переезда лет пятнадцать назад. Невзрачный мужичок в клетчатой рубашке, топтавшийся за спинами женщин, был, очевидно, упомянутым дядей Серёжей, но я не узнавала его в упор. А вот при виде полной девушки с веснушками на щеках и носу что-то начало вспоминаться, но сама бы в жизни не узнала подругу детских игр. Что тут сказать?

— Ну, проходите… — отступила я в сторону, пропуская гостей и повторила для замешкавшегося мужичка:

— Проходите, проходите.

Кузина и тётка внесли в квартиру, каждая за одну ручку, огромную клетчатую сумку.

— Кухня где? — требовательно спросила Нюра, и объявила:

— Сейчас гостинцы распакуем. Да входную дверь скорее закрой, гарью в подъезде воняет.

— У Третейкиных двумя этажами выше в кухне пожар был, — пробормотала я и вздохнула. Сейчас придётся изображать радость и благодарность за привезённые тёткой мишуру и соленья-варенья, а потом ещё неизвестно сколько строить из себя радушную хозяйку. Начала прикидывать, удобно ли позвонить соседке родителей по даче — своего телефона у них там не было, а сотовый не ловил — попросить маму приехать, но быстро передумала. Папа один на даче не останется, вернутся, займут спальню, и кого-то из гостей придётся подселить в мою комнату. Не нужно мне такого счастья, спасибо, разберусь сама.

Задумалась, как поделикатней выведать, надолго ли семейство планирует задержаться, когда заметила, что дядя Серёжа всё ещё мнётся в прихожей.

— Да вы не стесняйтесь, проходите, — и, так как вид мужичка показался мне усталым, добавила, — прилягте, если хотите, на диване в гостиной. Потом я в спальне постелю.

Дядя Серёжа пробормотал что-то неразборчивое, но, похоже, доброжелательное и медленно пошаркал в гостиную.

— Женька, где пропадаешь? — раздался из кухни требовательный голос. Что-то шуршало, звякало, и я, покорившись судьбе, изобразила приветливую улыбку и пошла к тётке и кузине.

Пришлось расхваливать ненужный пылесборник из керамики, стараясь не выдать, что понятия не имею, что эта штука вообще-то изображает, радоваться абрикосовому варенью, которое у нас никто отроду не ел, и искать место в шкафу для солидного куля с орехами, на которые у меня аллергия.

Потом мы пили чай под неугомонную болтовню тёти Нюры, явно решившей ввести меня в курс дел знакомых, соседей и родственников, которых я то ли и не знала никогда, то ли успешно забыла.

Затем мне прозрачно намекнули, что голод — не тётка, и, пока я на скорую руку варила овощной суп и гречку, разогревая в микроволновке покупные котлеты, женщины по очереди приняли душ и переоделись с дороги.

Хотела позвать к столу и дядю Серёжу, но, заглянув в гостиную, увидела, что мужичок мирно посапывает на диване и решила не будить бедолагу. Не простое это дело, быть мужем не в меру бойкой Нюры. Накрыв дядю пледом, я вернулась на кухню. Невероятно, но тётя как-то умудрялась безостановочно болтать и одновременно быстро поглощать немаленькую порцию ужина. Только когда Нюра отлучилась в туалет, мне удалось спросить кузину:

— На кого учиться собираешься?

— Кажется, на учителя, точно не знаю, мама документы подавала, — потупила глаза девушка, и я чуть не поперхнулась гречкой. Тут вернулась тётя Нюра.

— О чём шушукаемся, девки? — хохотнула она, и продолжила обрушивать на мою голову массу скучных, подробных, ненужных и очень громких фактов и слухов. Вечер тянулся невозможно долго, и я уже дождаться не могла, когда же женщины наконец соберутся спать. В конце концов намекнула:

— Ой, как поздно! Я ещё и кровать не застелила.

— Детское время, — отмахнулась тётка, но велела, — Юленька, помоги Жене.

Кузина повиновалась молча и равнодушно. Поведение семейства вызывало у меня смесь ужаса — не дай бог мне такую маму! — и восхищения — вот так тётка, круто она своих приструнила!

Следующие дни прошли, к счастью, не так утомительно, как ожидалось. Нюра и Юля вставали рано, мы завтракали и разбегались по своим делам. Я — на работу, родственницы занимались поступлением Юли, но, судя по рассказам и растущей горе свертков, не обходили вниманием и магазины с базарами. Дядя Серёжа в этой суете не участвовал. Он спал, когда мы уходили, на диванчике в гостиной. Когда мы возвращались, мужичка было не видать, так что ничто не мешало гостьям провести пару часов перед телевизором. Скорее всего, дядя занимался своими делами или дремал за закрытой дверью спальни. На мои попытки заговорить он отвечал тихо, односложно и совершенно непонятно. За столом я его ни разу не видела, даже не знаю, когда он ел. Однажды я осторожно спросила тётку:

— А с дядей Серёжей всё в порядке?

— Да что ему сделается?! — бодро отозвалась Нюра и постучала три раза по поверхности журнального столика.

Я только мысленно пожала плечами: семейка, конечно, ещё та, но это не моя головная боль. Чаще всего, ссылаясь на работу, я уходила к себе, где, забывая время, зависала на любимых сайтах.

Подошёл день отъезда. Я предложила помощь, но, оказывается, Нюра успела договориться с одним из соседей, он довезёт их до вокзала.

— А дома нас Серёжа встретит. Ох, соскучилась, — поделилась тётка, — обрадуем папку новостями, да, Юленька?

Кузина равнодушно кивнула. А в моей голове начал медленно набухать странный вопрос. Мы уже вышли из квартиры и остановились перед подъездом в ожидании машины, когда я решилась спросить:

— Вас встретит дядя Серёжа?

— Ну да, — кивнула Нюра, — приветы передам.

— А кто… — тут я спохватилась, что третьего гостя с нами не было, — и где… ну, который с вами приехал?

Нюра непривычно серьёзно посмотрела на меня и взяла дочь под руку.

— Это с кем? Вдвоем мы приехали, я да Юля. Что за шутки, Женя?

Я не нашла слов и ужасно обрадовалась подъехавшей машине. Обняла на прощание тётку и кузину, Нюра бросила мне последний тревожный взгляд, и я осталась одна на улице. Была мысль-надежда, что гости сыграли со мной нелепую шутку, но домой идти было страшно. Уж очень непохоже на Нюру.

— Степана не видала?

Я чуть не подпрыгнула от испуга и резко обернулась. Выдохнула, увидев, что это всего лишь бабка Третейкиных.

— Как пожар случился, так пропал мой Стёпа. Не любит вонь и грязь, — пожаловалась старушка.

— Кот? — уточнила я из вежливости. Вообще-то меня больше занимал странный гость в моей квартире. Возможно, я сошла с ума?

— Домовой наш, — ответила старушка, давая понять, что если я и съехала с катушек, то буду не первой и не единственной в нашем подъезде. Нацепив на лицо дежурную улыбку, я сказала:

— Наверняка вернётся.

Уже вошла в дом, когда меня осенило, и я бросилась назад за срочно необходимой консультацией в вопросах потустороннего.

Подробности опущу, они звучат как анамнез психически больного. Скажу только, что Стёпа, не попрощавшись, вернулся к Третейкиным, оставив на моём диване мятый плед. А я с тех пор обзавелась странной для окружающих привычкой, впуская в квартиру гостей, спрашивать:

— Сколько вас?

Нежданные гости

 

Нежданные гости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.