Больно

 

Иллюстрация

Иллюстрация

В кабинете гинеколога было прохладно. Аня открыла дверь, и спросила разрешения войти.

— Проходите. Как фамилия?

Женщина лет пятидесяти со светлыми, тонкими волосами стала быстро перебирать своими длинными пальцами карточки, лежащие на столе.

— Вашей карты нет.

— Нет, — тихо ответила девушка, — мама сейчас принесёт, нас отправили из подросткового кабинета.

— Раздевайтесь, проходите на кресло.

— Но мама.

— Придёт ваша мама, у меня очередь, — недовольно высказалась врач и быстро стала доставать перчатки.

Юлия Андреевна торопилась, нервничала и злилась одновременно. Два дня назад она узнала, что у мужа другая. И это не её сверстница или подруга, а молоденькая девчонка лет семнадцати. Выяснилось всё неожиданно и в неприятных подробностях. Девчонка беременна, жена всё узнала — классика жанра.

Юлия Андреевна почти не слушала сегодня пациенток, переживая в себе свою боль, старалась не смотреть беременным женщинам в глаза. А тут… Молоденькая, беременная. Такая вся округлая, женственная, длинные густые волосы, вся гибкая, упругая. Юлии стало не по себе — вновь больно. Молодость спалила столько лет их счастливого брака с мужем. Молниеносно и дотла. Хотелось вычеркнуть одним махом из сознания человека, с которым прошла, казалось, всё в этой жизни. Забыть, выскрести из себя всю эту черноту.

— Ноги раздвигать больно не было, а сейчас что?

— Больно! — Аня крикнула и толкнула врача. — Я буду ждать маму!

— Ты посмотри что! Да как ты смеешь? Где мать?

Аня почувствовала, как неприятный ком встал в горле. И вновь врачи вызывают этот негативный настрой. За что, почему? Она же не виновата.

— Здравствуйте, простите, я карту забирала, — женщина вошла в кабинет.

— Мам, — Аня готова была расплакаться.

— Я выпишу направления на анализы и УЗИ. Беременность 4-5 недель, — Юлия Андреевна кинула перчатки в ведро.

— Что? — мать девочки заметно побледнела, — нас уверяли, что ничего не будет.

Юлия Андреевна усмехнулась и посмотрела на акушерку, сидящую напротив.

— Хм. Уверяли. Следить за дочкой нужно!

Растерянная мать попросила дочь выйти из кабинета и, совсем обессилев, села на стул.

— Понимаете, встречалась она с парнем. Они поссорились, и дочь пошла домой одна поздно вечером. А там рядом стройка заброшенная. Ну и напали на неё трое. В больницу и полицию мы сразу обратились. И в больнице нас уверили, что сделали всё, что положено.

Юлия Андреевна опустила глаза в карточку, лежащую перед ней.

— Простите меня, — начала бормотать она, — тяжёлый день. Я сейчас договорюсь, чтобы вас принял врач, УЗИ лучше сделать сейчас и принять решение.

— А какое тут решение доктор? Она только-только перестала ночами вскрикивать, на таблетках до сих пор. А тут ещё это.

— Пройдите в четыреста пятый кабинет, я позвоню, вас примут. А потом зайдите ко мне с результатами.

Акушерка тяжело вздохнула после того, как за женщиной закрылась дверь.

— Вот ведь как бывает. Как же так? Неужели не могли обезопасить девочку, зачем теперь ей это, осложнения всякие.

—Да-а-а, — протянула Юлия Андреевна, — а я как возненавидела эту девочку сразу. Такая же у меня мужа увела. А получается не только мне сейчас больно, ей тоже.

— Как увела?

— А вот так, Танечка, позавчера мне подруга позвонила, сказала, что мой муж с юной девчонкой, которой нет и восемнадцати, к ним в клинику приходил. Беременная девочка та. А он представился отцом. Ха. Конечно, он отец, только вот не девочки, а её ребёнка.

— А вы что?

— А я что. Устроила дома скандал. А этот старикашка даже отнекиваться не стал, всё подтвердил и просил помочь. Представляешь? У нас дочь старше.

Татьяна молчала.

— Что-то я ни о том. Никого нет больше на приём? Никто не заходит.

Акушерка выглянула в коридор.

— Никого, Юлия Андреевна. У нас же приём окончен.

— Да? — гинеколог посмотрела на часы, потом в окно. — Ты заканчивай и беги домой, а я эту девчонку с матерью подожду.

— Спасибо, я приготовлю направления на прерывание на всякий случай. Вот. И на анализы. И побегу, мне в детский сад за сыном.

— Беги, Танюша, беги.

Акушерка доделала свою работу и ушла. Юлия Андреевна заполнила таблицы, которые требовались для отчётности, и убрала документы на край стола.

— Можно? — в кабинет постучала та самая женщина со своей дочерью.

— Да, проходите, прошли УЗИ?

— Да, — женщина уверенно прошла к столу и положила заключение.

— Вы были правы. Что нам теперь делать?

— Два варианта: сохраняем или прерываем.

— Прерываем, — почти хором ответили мать с дочерью.

Юлия Андреевна достала визитку своей хорошей знакомой, заполнила направление и подала матери.

— Можно, конечно, и по прописке обратиться, но я советую к Ларисе Львовне. Скажите, что от меня и опишите ситуацию. Что нужно здесь расписано. И ещё… я бы подала заявление в ту больницу, где так с вами поступили. Справку я вам тоже составила, для претензии подойдёт. Если нужна будет помощь — приходите, не стесняйтесь.

Юлия Андреевна улыбнулась и обратилась к Ане:

— И хороший настрой, слышишь, тогда всё пройдёт без осложнений!

Пациентка с матерью ушли, а Юлия ещё немного посидела, глядя в окно. Домой идти не хотелось. Она взяла ещё одно направление со стола, поставила печать, подпись и положила в сумочку.

Аркадий ждал жену дома. Юля только в коридоре своей квартиры поняла, что ужасно хочет есть, и даже не обедала сегодня. Но заходить на кухню совсем не было желания.

— Юль, я понимаю, что ты обижена. Но, может, всё же ты поможешь мне решить мою проблему, у тебя же связи?

— Обижена? Ты в своём уме? Ты предал меня!

— Я уже попросил прощения.

— Ха, — Юлия почувствовала, как этого уже давно было мало. Как доставляло ей удовольствие чувствовать его зависимость от неё. От той самой бумажки.

— Что? Не хочешь огласки. Семнадцатилетняя девчонка уже не кажется такой привлекательной, как раньше? Ты совершил ужасную глупость.

— Я не знал! — вдруг прервал муж её своим криком.

— Надо было посмотреть паспорт, а не кое-что другое, — спокойно ответила Юля.

— На, — она открыла свою сумочку, достала бумажку и почти кинула в мужа. Соня тебе поможет.

— Спасибо, дорогая, — Аркадий выглядел очень довольным.

— Надеюсь, ты съедешь? И совсем скоро? — Юлия сложила руки перед собой и посмотрела на мужа. «Ну что молоденькой девчонке может понравиться в этом стареющем мужике?»

Через месяц Аркадий, действительно, собрал вещи и переехал. Куда Юлия не знала, да и не интересовалась.

Как-то вечером в квартире раздался звонок. Юля открыла дверь. Перед ней стояла длинноногая блондинка с роскошными длинными волосами. Гримасы ей не шли, но она вся кривилась и готова уже была наброситься на женщину, стоящую перед ней.

— Кто вы? — спокойно спросила Юля, понимая, что эта та самая семнадцатилетняя особа, из-за которой ушёл муж. На семнадцать и даже на двадцать пять она не выглядела. Все тридцать.

— Где Аркадий? У вас?

— Нет, он больше здесь не живёт.

— Я чуть не погибла в этой вашей больнице, где избавлялась от его ребёнка. Мне было больно!

— Я здесь ни при чём, ищите его сами, у меня нет с ним связи. И ещё… больно будет позже, это так… только начало.

— Вы мне угрожаете? — заорала девица.

— Мне не о чём с вами разговаривать, — Юля хлопнула дверью и выдохнула.

Держать себя в руках стоило ей огромных усилий. Впрочем, радости тоже не было. Было ощущение, что новая жизнь вот-вот начнётся, надо к ней приготовиться, а не отвлекаться на дела, к ней не относящиеся.

Так оно и будет.

SkVer