Когда теряешь тех, кто дорог. История Элвиса

Можно на вид быть успешным, счастливым, энергичным. Баловнем судьбы может выглядеть человек, который совершенно несчастлив. И все у него есть: почести, слава, богатство, любовь миллионов, красота и молодость. А он одинок. И совсем он не такой, каким кажется, — это просто маска.

Он однажды надел эту маску, добился успеха, а потом почувствовал себя одиноким, непонятым, усталым и разбитым. Хотя все вокруг аплодируют и признаются в любви, — только не ему, а маске. И не те, кто нужен. Те, кто нужен, — их уже нет рядом…

Элвис Пресли незадолго до смерти придумал дикий план: он хотел найти какого-нибудь тяжелобольного, умирающего человека и осыпать его золотом за то, что он согласится на пересадку лица. Ужас какой, право. Лицо короля рок-н-ролла следует пересадить умирающему, а Элвису — пересадить лицо бедного больного. Когда больной погибнет, надо всему миру сказать, что это умер Элвис.

А Элвис с новым лицом просто будет жить тихой, размеренной жизнью. Просто жить в кругу семьи, со своими близкими, читать книжки, — он очень любил читать книжки, гулять, отдыхать, играть с дочерью…

Его перестанут преследовать толпы фанатов, журналисты оставят в покое, никто не будет выслеживать его, писать письма с угрозами или признаниями, фотографировать без спроса… Какой жуткий план. И в каком страшном состоянии находился тот, кто этот план придумал, не так ли?

Это, конечно, была фантазия. И Элвис воплотил в жизнь куда более простой и реальный план. Он по-другому сбежал. Просто умер в сорок два, и все.

В минуты рождения Элвис уже понес первую утрату: умер его брат-близнец. Родился и тут же умер. То существо, с которым дитя плыло в утробе, обнявшись, погибло. Элвис помнил своего братца, — даже взял себе второе имя, имя умершего мальчика — Аарон. Элвис был очень привязчивым и добрым. Он был очень сильно привязан к маме, очень ее любил. И первую пластинку за четыре доллара записал в подарок маме, — благодаря этой пластинке он и стал знаменитым.

Ну, а потом началось: слава, деньги, поклонники, овации, — вся эта жизнь звезды. И белокурые волосы Элвису посоветовали перекрасить в черный цвет, — это больше подходит имиджу певца. Маске.

Мать Элвиса, Глэдис, тоже очень любила сына. Они были чрезвычайно привязаны друг к другу, это была невероятная духовная связь. И никого в своей жизни Элвис не любил так сильно, как свою маму, простую женщину, с которой в детстве жил в бедности. Глэдис была очень набожной, Элвис тоже был всю жизнь религиозен.

И он был совершенно не таким, каким его представляли поклонники. Это был домашний и добрый мамин ребенок, который ради мамы стал знаменитым и богатым. Но это не принесло счастья; мама заболела и умерла. Единственный человек в мире, который и был миром Элвиса, оставил его.

На похоронах певец несколько раз терял сознание, падал на могилу и кричал от горя. Он кричал — почему у него отняли ту, кого он больше всех любил? Самого главного человека, с которым он был связан теснейшими узами?…

На самом деле, сначала отняли брата, которого Элвис помнил всю жизнь. А потом маму, которой он жил и для которой он жил. А с другими людьми как-то не получалось, вот и все. Не получалось создать такую близкую связь, в которой он так нуждался, — другие видели маску, а не самого доброго, домашнего, религиозного Элвиса.

«На самом деле, он был чертовски старомоден», — так сказал о певце его знакомый. Элвис изучал философию и горячо интересовался религией, — потому что он хотел знать: где наши любимые? Где они сейчас и встретимся ли мы с ними? Это самый важный вопрос, понимаете? Даже если есть будущая жизнь, она имеет значение только в том случае, если мы снова встретимся с теми, кого любили. И без кого наша жизнь опустела.

Элвис убил себя сам — психологически. А потом наступила и физическая смерть. Он больше не мог выносить участие в карнавале, — ради чего и ради кого? Деньги он раздавал бездумно, дарил машины и драгоценности случайным людям, содержал большое количество прихлебателей, женщины вились вокруг него, но он тосковал по брату и маме.

И принимал все больше «лекарств», — тогда сильнодействующие средства считали лекарствами. Лекарства позволяли убить себя безболезненно, ведь их назначали врачи, — а они лучше знают, что надо человеку, которому незачем больше жить. Неинтересно и тоскливо.

И «лекарства» помогли. Элвиса нашли бездыханным в ванной, с книжкой про научное доказательство существования Бога. Не в притоне, не за кулисами на концерте, нет, дома. Он же был домашний мальчик. И религиозный. Поэтому и не наложил на себя руки, а обратился к доктору за лекарством от тоски и печали. За лекарством от одиночества…

Он умер от непонимания, от одиночества и тоски по самым близким людям. Можно жить в толпе родственников и друзей, — как Элвис. Купаться в роскоши, в женской любви и овациях. А умереть дома с книжкой, пока все спят. В полном одиночестве, никому не мешая и не зовя на помощь.

А перед смертью хороший мальчик Элвис посетил стоматолога и поставил две пломбы. Мама могла бы им гордиться, правда?

И не в комплексах дело, и не в болезненной зависимости причина, — просто есть люди, ради которых мы живем и дышим. Или танцуем на сцене в бешеном ритме в лучах софитов.

А потом сколько бы мы ни искали, — мы не найдем родственную душу, это большая редкость. И не для кого танцевать, петь, дышать, жить. И носить маску, которая отбирает последние силы.

Элвиса упрекали в распутном образе жизни и употреблении препаратов. Но препараты ему выписывали доктора, он искренне считал их лекарствами. Никому ничего плохого Элвис не сделал.

Он изучил иврит, философию, занимался каратэ и достиг седьмого дана, раздавал свои деньги, дарил дорогие подарки, помогал, кому мог, помнил все добро, которое ему сделали еще в детстве и щедро благодарил…Он не терпел сквернословия и просил не выражаться при нем!

Он молился и жертвовал. Он старался быть хорошим, он старался для мамы. Ну, вот любил он ее. Очень сильно любил, хотя сейчас это кажется ненормальным. И вот плохой факт — однажды певец в девушек, которые к нему липли, кидался арбузами, — в невменяемом состоянии, было дело. Никого не задел.

И когда среди толпы нет того, кого ты любишь, любишь всем сердцем, без кого ты не можешь и не желаешь жить и дышать, — иногда хочется бросить арбузом, если он есть под рукой. Но мы не бросаем, конечно. Мы же не Элвисы Пресли. Он был такой один. Совершенно один…

Анна Кирьянова

 

SkVer
Когда теряешь тех, кто дорог. История Элвиса
«Светлая Надежда» — пост памяти Надежды Румянцевой