«Мне нечего тебе предложить, кроме своей любви»

Лысеющая, с сеткой морщин на лице, сгорбившаяся, она стояла перед алтарем рядом с двадцатисемилетним красавцем. «Альфонс», судачили о молодом греке, «Он с ней только ради денег» — шептались другие.

Лысеющая, с сеткой морщин на лице, сгорбившаяся, она стояла перед алтарем рядом с двадцатисемилетним красавцем. «Альфонс», судачили о молодом греке, «Он с ней только ради денег» - шептались другие.

Эдит Пиаф исполнилось уже сорок семь лет, но выглядела она гораздо старше. Никогда не отличавшаяся красотой певица была серьезно больна. Здоровье ее было подорвано.

После двух автокатастроф подряд, она пережила тяжелое лечение, у нее были переломаны руки и ребра, врачи делали уколы морфием, чтобы облегчить боль. А потом звезда впала в тяжелую зависимость от обезболивающих и одурманивающих. Ее медицинская карта напоминала толстую книгу, склероз, цирроз печени, артрит, двухсторонняя пневмония.

По несколько месяцев Пиаф лежала в больничной палате, а как только чувствовала себя достаточно окрепшей, опять отправлялась в турне и на сцену, что требовало от нее огромного напряжения, и вновь она оказывалась на больничной койке.

В ее квартире на улице Ланн часто собирались большие компании. Однажды кто-то привел с собой молодого человека, парикмахера, по имени Теофанис Ламбукас. Он стал приходить чаще, сидел в сторонке, ни с кем не сближался, но постоянно следил взглядом за хрупкой, маленькой, как воробушек, хозяйкой.

Лысеющая, с сеткой морщин на лице, сгорбившаяся, она стояла перед алтарем рядом с двадцатисемилетним красавцем. «Альфонс», судачили о молодом греке, «Он с ней только ради денег» - шептались другие.-2

А когда Эдит Пиаф вновь оказалась в больнице, стал навещать ее. Первый раз он принес Эдит Пиаф греческую куклу, сказал, что она приносит удачу. Потом носил цветы, сидел с ней рядом, разговаривал, поддерживал. Со временем Эдит настолько почувствовала себя лучше, что даже стала кокетничать с молодым красавцем. Она называла его Тео и даже решила что ему нужно петь! Сценическим псевдонимом будет Тео Сарапо, от греческого «я люблю тебя».

Лысеющая, с сеткой морщин на лице, сгорбившаяся, она стояла перед алтарем рядом с двадцатисемилетним красавцем. «Альфонс», судачили о молодом греке, «Он с ней только ради денег» - шептались другие.-3

Рядом с ним Пиаф вновь почувствовала себя живой. А когда Тео сделал предложение, отказала, слишком большая разница в возрасте. Окружающие удивлялись этому необычному союзу, то и дело намекая – «Он с тобой ради денег».

Но Эдит знала, это не так. Никаких денег у нее не было. Время больших гонораров прошло, накопления растрачены на лекарства и врачей, у нее только долги. И она никогда не скрывала этого от своего молодого поклонника, который предано оставался рядом с ней. В конце концов она согласилась обвенчаться с Тео.

Лысеющая, с сеткой морщин на лице, сгорбившаяся, она стояла перед алтарем рядом с двадцатисемилетним красавцем. «Альфонс», судачили о молодом греке, «Он с ней только ради денег» - шептались другие.-4

9 октября 1962 года в православном соборе Святого Стефана Эдит Пиаф и Тео Сарапо принесли клятвы. А 10 октября 1963 года, ровно год спустя, Эдит скончалась.

Наследством для того, кого называли альфонсом и охотником за богатством стареющей певицы, стали семь миллионов долгов. Он выплатил их все из собственного кармана.

Перед смертью Пиаф говорила, что не заслуживает такой любви, Тео стал для нее последней радостью и настоящей опорой. Он мог часами восхищенно смотреть, как она играет на рояле, слушать как репетирует и всегда окружал заботой и любовью, несмотря на непонимание обществом этих странных отношений.

Через семь лет после смерти любимого воробушка Теофанис Ламбрукас погиб в автокатастрофе.

SkVer