Люся из захолустья

Люся из захолустья в поисках любви чуть не покинула всех.

Тихая и милая девушка Люся с первого взгляда влюбилась в Омск, как только приехала сюда учиться из заштатного городка в соседней области. А выбрали его для дочери родители, потому что здесь жила семейная пара их старинных, ещё с институтских времён друзей: в случае чего, мол, помогут. Мама панически боялась уже одного слова «общежитие», связывая его с неустроенностью, наркотой и распущенностью.

Молодёжь-то нынче вольная растёт, а Люсенька такая домашняя девочка. Она и представить себе не могла, чтобы единственная умница дочь оказалась в этом «муравейнике», грозящем бедами и напастями. Те самые друзья подыскали для Люси маленькую квартирку в аренду недалеко от университета, а родители отправляли каждый месяц деньги на оплату житья-бытья. Если честно, Люсе всё это не очень-то нравилось, она бы и в общаге могла поселиться, но её возражений никто и слушать не хотел. Пришлось подчиниться.

Люся из захолустья
Коллаж Галины Серебряковой

Квартира была в обычной серенькой пятиэтажке, довольно ухоженная и даже с кое-какой мебелишкой. Хозяйка осталась довольна вежливой и скромной Люсей, а ещё больше тем, что переводы ей поступали точно в срок. На филологический факультет Люсю приняли без всяких проблем, и она на одном дыхании проучилась семестр и сдала сессию на отлично. За это время ребята в группе попритёрлись друг к другу, разбились на компашки.

Люся, конечно, тоже нашла себе подруг. Особенно сблизилась с Ленкой Семёновой. Она-то как раз жила в том самом «муравейнике», откуда стала частенько сбегать к Люсе, утомившись от постоянного многолюдства. Да и хотелось поваляться в ванне в облаке ароматной пены, приготовить что-нибудь вкусненькое на ужин, посмотреть телевизор, поболтать перед сном взахлёб.

Потом вместе с ней стали приезжать другие девчонки, иной раз и вместе с приятелями. Из пакетов извлекалась нехитрая снедь, бутылки с горячительным, гремела музыка, народ с упоением пел и плясал. Однажды в разгар веселья раздался громкий звонок в дверь. Все подумали, что это подтянулся кто-то из припоздавших.

Но нет: пожилая женщина назвалась соседкой снизу и строго попросила прекратить безобразие, потому что ей пора спать. Люся смутилась, но через неделю друзья нагрянули снова и опять закатили шумный праздник. На сей раз соседка пришла утром, когда Люся была одна.

— Меня зовут Галина Викторовна, — сказала она. — Я вот вижу, что ты девушка приличная. Зачем же пускаешь в дом этих оболтусов? Я могу и пожаловаться куда надо.

Вопреки обыкновению Люся вдруг вспылила: чужая тётка будет ей выговаривать! Даже и надерзила слегка. Тётка покачала головой и с каким-то сожалением посмотрела на Люсю. А вечеринки продолжились, но соседка больше не приходила. Однако Люся чувствовала, что так просто дело не кончится.

Где-то через месяц пришло встревоженное письмо от мамы. Оказалось, Галина Викторовна, подкараулив в почтовом ящике очередное послание Люсе из дома, узнала адрес и в красках — «для блага вашей дочери, которую сбивают с пути разные болваны» — описала родителям, как их девочка проводит свободное время. Те перепугались и отправили к Люсе бабушку — видимо, в качестве охраны. Ничего ужасного в этом, в общем-то, не было. Баба Шура всегда дружила с внучкой, первой узнавая обо всех её ещё детских обидах, утешала и даже брала на себя мелкие прегрешения, например, в виде разбитой чашки.

И бабушка приехала. Конечно, Люсины друзья опечалились, зато сама Люся в душе обрадовалась, потому что подустала от их шумных визитов и учёбу подзапустила. Она снова стала старательной студенткой и после лекций спешила домой, хотя Ленка и звала куда-нибудь «оторваться». Был случай, когда Люся

согласилась. Возвращалась поздно, слегка навеселе, размышляла, как бы незаметнее войти, чтобы не разбудить бабулю. А приблизившись к подъезду, с ужасом увидела, что она стоит на балконе, и, судя по всему, давно. Сердце упало: «Ну, сейчас будет…». Однако ни слова упрёка не услышала. Зато увидела беспокойство в глазах бабушки, отчего Люсе стало ещё стыднее.

Тут-то и возник Саша Чикин. Просто оказался рядом в университетской библиотеке, где Люся готовила реферат. На его взгляд Люся только покосилась. Коренастый бледный парень с веснушками на лице и легко краснеющей кожей был тем типом людей, которые ей не нравились. Но Саша этого не знал. Едва она закрыла учебник, как он тоже собрался. Плёлся следом до автобусной остановки, а там уже осмелился подойти и, густо побагровев, пролепетал: «Кажется, мы с тобой учимся в одном университете?».

Люся отвечала с прохладцей, но он, похоже, был счастлив и этим. И с тех пор стал её тенью. Постепенно она привыкла к Саше, который был откровенно влюблён и так же откровенно скучен. Но он ничего от Люси не требовал и был всегда готов помочь. Самое смешное — Чикин очень быстро подружился с бабой Шурой.

— И чего ты на него всё морщишься? — удивлялась она внучке. — Такой хороший паренёк. Спокойный,

не пьёт, не курит. И родители у него порядочные люди.

— Всё-то ты знаешь, — Люся улыбалась бабушке.

Люся не знала, кем он считал её: своей девушкой, подругой, будущей или настоящей невестой. Она же примирилась с ним в качестве приятеля. Они не обнимались и не целовались. Саша даже попыток таких не предпринимал — стеснялся, наверное.

Однажды он приехал грустный. Сказал, что родители вызвали его на выходные домой. Люся произнесла какие-то утешительные слова. И Саша отчалил. После лекций её начала доставать Ленка:

— Может, хватит дома бабушкины сказки слушать? Ты же уже взрослый человек! Пойдём вечером на факультетскую дискотеку. В кои-то веки нам устроили… Встряхнись!

А Люсе и впрямь вдруг захотелось праздника, музыки, танцев, бесшабашности.

Ленка обрадовалась:

— Молодчина! Заедешь сначала ко мне в общагу. Так надо.

Бабушка возражать не стала, только попросила:

— Ты там не задерживайся допоздна. Жалко, что Саши нет.

Люся надела нарядное платье, Ленка умело наложила ей макияж. И они побежали в университет. Настроение было отличное. Танцевали, хохотали… Потом Ленка шепнула:

— Смотри, кто сюда идёт. Явно к тебе.

Люся оглянулась и обомлела. В их сторону вальяжно двигался старшекурсник Макс Глухов — звезда и «секс-символ» факультета, в которого были влюблены девчонки со всех курсов. Он небрежным кивком пригласил Люсю на медленный танец, потом ещё и ещё раз. Она ловила на себе завистливые взгляды менее удачливых барышень и гордо смотрела в ответ.

— Проветримся? — спросил Макс, вывел Люсю в коридор из зала, а вскоре они оказались вдвоём в небольшом тупиковом ответвлении.

— А ты — ничего так, — сказал Глухов, посадил её на широкий подоконник и стал целовать лицо и шею. Люся поначалу онемела, кровь ударила в голову, когда рука Макса расстегнула пуговицы на платье и коснулась груди. Краем глаза увидела, как из-за угла показалась и тут же исчезла любопытная Ленка.

— Может, ко мне поедем? — деловито спросил Макс.

— Нет, — испугалась Люся, — мне к бабушке надо.

— Боже мой! — снисходительно засмеялся он, и рука его спустилась ниже талии Люси, от чего она дернулась и попыталась оттолкнуть его. — К бабушке… Целина ты моя непаханая, Красная Шапочка. Ладно, в другой раз.

Они вернулись в зал, Люся попрощалась с подозрительно смотрящей на неё Ленкой и ушла.

Утром она проснулась со странным ощущением чего-то нового в жизни и весь день прометалась по квартире, не в силах ничем заняться. В понедельник ехала на лекции с ёкающим сердцем. На одной из перемен стояла в коридоре, тщетно убеждая себя, что никого не ждёт. Макс Глухов прошёл мимо, безразлично скользнув взглядом по её растерянному лицу и не обратил никакого внимания на робкое «здравствуй». Люся почувствовала себя так, будто ей плюнули в лицо.

 

Саша прибыл радостный, но скоро его радости пришёл конец. Люся не знала, где и когда его разыскала Ленка и всё ему рассказала. Чикин расстроился настолько, что без объяснений исчез.

— Зачем ты это сделала? — спросила Люся у проболтавшейся Ленки. — Позавидовала, что ли?

— Чтобы он получше за тобой смотрел, — простодушно ответила подруга. — Я же не знала, что он такой псих. — И вдруг оживилась: — Ну, скажи, что у тебя с Максиком было, а?

Баба Шура волновалась: может, с Сашей что-то нехорошее случилось?

— Ничего, — пожимала плечами Люся. — Мы раздружились — и всё.

Девчонки из группы открыто посмеивались:

— А вот и наша Люся-Не полюбит-Удавлюся… Ну, что, классно Макс целуется? А как он в постели?

Эх, Ленка, Ленка, язык без костей… Люся отсела от неё в аудитории и прекратила всякое общение. В университет больше не хотелось, чтобы не встретить этого проклятого Макса. Бродила по улицам, тихо глотая слёзы. Влюбилась, что ли, в этого наглеца, который просто забавлялся с новой «ромашкой»?

В один из тоскливых вечеров, когда бабушка легла спать, выгребла у неё из аптечки все таблетки, какие были, ушла в ванную, налила в стакан воды и протянула руку к горстке разноцветных кругляшков. И тут внутренний голос буквально завопил: «А что будет утром с бабушкой, дура?!».

Люся включила холодную воду, умылась, тихонько прокралась к кровати, где безмятежно спала баба Шура, и мысленно попросила прощения.

Надо было жить.

 

SkVer