Мне стыдиться нечего, дочь выбор сделала, пусть отвечает за последствия

-И не капельки мне не стыдно, а чего мне стыдиться? — пожимает плечами на упреки Анастасия Антоновна, — Я свою жизнь прожила честно.

И обеих дочерей так воспитывала, а то, что Лида сделала свой выбор — ее личное дело. Я за последствия ее решения отвечать не обязана.

Анастасия Антоновна всю жизнь проработала учительницей биологии в средней школе, не так давно вышла на пенсию. 65 лет — пора, хотя в школе и просили остаться: с кадрами сейчас не густо, особенно в небольших городах.

Мне стыдиться нечего, дочь выбор сделала, пусть отвечает за последствия

-Нет, нет и нет, — ответила руководству Анастасия Антоновна, — мне Вале надо с внуком помочь: они взяли квартиру побольше, платят ипотеку. Малышу уже год, сяду с ним, а Валю отпущу на работу. Да и старшего внука надо контролировать, 5-й класс.

Руководство не настаивало. Внуки, так внуки. Но все знали: внуков у Анастасии Антоновны трое, а помогает она только двоим — детям своей старшей дочери Вали. А есть еще и младшая, Лида. Но Лида для матери — отрезанный ломоть, а ее сына Арсения бабушка и вовсе не признает.

-Ты с ума сошла! — кричала на Лиду Анастасия Антоновна 13 лет назад, — Какой позор! Он мне ровесник, у него есть жена и уже внуки, он ни за что их не оставит. Этому я тебя учила?

23-х летняя Лида упрямо молчала. А мама сокрушалась: о ее младшей дочери уже все говорят.

-Он не разведется, — убеждала дочь Анастасия Антоновна, — он не будет делить имущество с женой. А сама она его тоже не попросит из дома. У него таких знаешь сколько было, при его деньгах?

Лида тогда потеряла голову от красивых ухаживаний местного бизнесмена: букеты дарил, на машине катал, на юга возил, колечки и платья покупал, лапши на уши навешивал.

Как и многие молодые девушки она верила, что ее кавалер оставит семью и начнет жизнь с ней, счастливую и честную. Жена? Жена сама виновата: их ничто не связывает, дети выросли, мужчину своего она не понимает.

Старшая сестра Лиды благополучно вышла замуж за несколько лет до этого. Жила в квартире одной из бабушек, а вторая квартира, от другой бабушки, была записана на Лиду.

-Поздравляю, — от души расцеловала Анастасия Антоновна старшую дочь и зятя, когда услышала, что на 4-м году брака Валя станет мамой, — я так о внуках мечтала!

-Ты с ума сошла? — напустилась она на Лиду через 2 недели при таком же известии, — От кого рожать? Ты в курсе, что в таком возрасте можно уже стать отцом нездорового ребенка? Я знаю, о чем говорю. Я уже молчу про слухи на весь город и про то, что даже на беременной он на тебе не женится! Ты хотя бы о себе подумай! Не ломай себе жизнь! Выйдешь замуж, за подходящего человека, тогда уже и детей заводи.

Лида не вняла.

-Родишь, — сказала мама в конце концов, — на меня можешь не рассчитывать. Твое решение, сама за него ответственность и понесешь!

Лида в тот же вечер перевезла вещи в свою квартиру. Она еще верила, что не останется одна. Отец ребенка первое время помогал, а потом он как-то сник: в бизнесе проблемы, у взрослых детей проблемы, жена пилит, но львиная часть активов — на ней, так что, извини, родная, готов помогать, но жениться не буду.

Лида уже родила сына Арсения, отец еще какое-то время помогал ребенку и ей, потом его бизнес окончательно приказал долго жить, он с женой продал остатки того, что нажил и уехал в другой регион — к морю и старшему сыну поближе.

-Да мама на моего сына и посмотреть не приходила, при встрече на улице, вежливо здоровалась, спрашивала, как дела, на внука — ноль внимания, — вспоминает Лида, — как я остаток декрета выживала — никому не расскажешь.

Сестра жила своими заботами: муж, ребенок, тоже декрет. А может быть Валя просто не хотела портить отношения с мамой излишне теплым и частым общением с сестрой, пошедшей против родительской воли. Об истории Лиды в городке поговорили, да и забыли было, но история напомнила о себе сама.

-Лиду вчера видела в магазине, — рассказывала Анастасии Антоновне коллега, — с мальчиком зашла, он что-то увидел, а потом упал на пол, кричит, капризничает, такая сцена…

-Что воспитает, то и получит, — отвечала Анастасия Антоновна, — я в воспитание того внука не лезу и лезть не хочу.

Но дело было не в воспитании. В 4 года, очень поздно для таких заболеваний, сыну Лиды поставили диагноз аутизм. Время, когда можно было что-то скорректировать, было упущено.

-Я замечала, что Арсюша не такой, как все, — говорит Лида, — а к врачам приду, слышу: не придумывайте, мамочка, заниматься надо с ребенком. А теперь что? В садике он не может, о школе, даже о коррекционной, и речи не идет. Платят пособие, как жить?

Мальчик действительно не смог пойти даже в коррекционную школу, Лида пробовала возить его в областной центр, но и там руками развели: вот если бы раньше…

-А я знала, — сказала Анастасия Антоновна младшей дочери, когда та, смирив гордость, пришла просить маму о помощи: у мамы же полдня свободны, не могла бы она дать возможность Лиде хотя бы полдня работать социальным работником, — нет, не стану. Во-первых, ты помнишь наш разговор? Ты сама отвечаешь за последствие своих решений. А во-вторых, я элементарно не знаю этого внука. Я всю жизнь проработала с детьми, но с нормальными детьми.

-А что она хотела? — отвечала она «жалельщикам», которые намекали, что младшей дочери в такой ситуации надо помочь, забыв про принципы и проступки Лиды, — Я ее предупреждала!

Лида пробовала было нанять сыну няню и выйти на работу, но няни отказывались через неделю-две.

-Живу на пособие, — усмехается Лида, — пытаюсь дома мыло варить, что-то еще руками делать, добрые люди помогают одеждой, гуманитаркой. А мама? Мама в порядке, помогать мне мой крест нести она не намерена. Мне даже кажется иногда, что мама рада, что у меня все так получилось. Есть же повод сказать: а я говорила, ты против воли матери пошла — получи.

Год назад Валя родила второго сына, ради которого теперь мама идет на пенсию. У Вали же все, как у людей, она матери наперекор ей не поступала, вот и зять работящий, и детишки здоровенькие.

-Какая у меня жизнь? — машет Лида рукой, — Впереди — ничего. Один жить мой сын никогда не сможет. Отец его? Да где он, тот отец…

Как вам ситуация? Лида действительно получила то, что заслужила, по мнению мамы? Или Анастасия Антоновна жестокая и бессердечная, уж в такой ситуации, могла бы дочери помочь?

 

SkVer
Мне стыдиться нечего, дочь выбор сделала, пусть отвечает за последствия
Аппетитное и простое блюдо грузинской кухни — хачапури с сыром