Янковский говорил код: «Пойду поработаю с бумагами», это означало: «Дай ключ от одного из твоих номеров». Скандальные откровения Рудинштейна

Это была настоящая «бомба», взорвавшаяся, когда этого никто не ожидал. А устроил «взрыв» Марк Рудинштейн, в 2007 году засевший за мемуары под названием «Убить звезду». В книге он катком прошёлся по некоторым артистам, обнажая некрасивую подноготную их жизни, скрывающуюся за яркими фантиками. Во всяком случае, именно так восприняли тогда эти мемуары обиженные актёры.

«Кинотавр» всегда проходит в сочинской гостинице «Жемчужина»

«Кинотавр» всегда проходит в сочинской гостинице «Жемчужина»

Фестиваль «Кинотавр» Марк Рудинштейн создал в 1990 году и продюсировал до 2005. Всё, о чем поведал он в своей книге, продюсер наблюдал во время очередного проведения этого мероприятия.

Заметим, что книга Рудинштейна свет не увидела. Он её написал, по контракту его сочинение должно было выйти через пять лет, а через три года после написания мемуаров можно было опубликовать отрывки, что и сделал один из журналов. Этого отрывка (впрочем, довольно большого) хватило, чтобы на голову кинопродюсера посыпались ужасные проклятия со стороны тех, кого он упомянул, и позже Марк решил книгу вообще не публиковать.

Почему же так возбудилась отечественная кинобогема, и что такого страшного поведал Рудинштейн в этом отрывке?

Народный: «Я просила интервью, он сказал – без проблем, надо только найти место»

Очень много — об Олеге Янковском, ибо, «Народный», как его называет Рудинштейн, был лицом (президентом) «Кинотавра».

«Жадноват Народный, ох жадноват. Ни рубля в Сочи не тратит: единственный в гостинице «люкс» за девятьсот долларов в сутки ему оплачивает «Кинотавр». Приемы, устраиваемые в этом самом «люксе» для полезных Народному людей, — тоже.

Нет, время от времени он делится со мной деньгами, которые щедро дают ему «поклонники таланта». Но эти суммы не покрывают даже ресторанных счетов Народного».

Олег Янковский, президент фестиваля, и Марк Рудинштейн, продюсер, на пресс-конференции на «Кинотавре»

Олег Янковский, президент фестиваля, и Марк Рудинштейн, продюсер, на пресс-конференции на «Кинотавре»

«Народный» ведёт себя высокомерно, а когда у Рудинштейна возникают проблемы с ведущим, в ответ на униженные просьбы продюсера выучить слова и выйти на сцену, Янковский встаёт в позу: «я лицо фестиваля, а не шоумен!» Хотя ведущего (министра культуры Михаила Швыдкого) фестиваль лишился по вине Олега.

Марк обнародовал и весьма болезненную для семьи Янковских информацию, которая, впрочем, в артистической среде не была секретом Полишинеля: сын Филипп принимал наркотики, и его жена Оксана Фандера серьёзно подумывала о разводе.

Филипп Янковский и Оксана Фандера на «Кинотавре»

Филипп Янковский и Оксана Фандера на «Кинотавре»

Шокирующей выглядит и история, как журналистка отправилась с «Народным» брать у него интервью в номере.

«В офисе появилась давешняя журналистка — вся какая-то растерзанная. Я бросился к девушке и, схватив её за плечи, заорал:

— Ты видела, кто на тебя напал?

— Еще бы не видеть! – девушка была зла, но не испугана. – Народный ваш! Я просила интервью, он сказал – без проблем, надо только найти место. И повёл в номер. А там…»

Надо упомянуть, что в сочинской гостинице «Жемчужина» каждый год Рудинштейн из пяти номеров создавал тайный резерв. В этих номерах могли уединиться влюблённые парочки, несмотря на то, что в Сочи обычно приезжали со своими официальными половинами. Так, у Янковского была условленная с Марком фраза: «Пойду поработаю с бумагами». Она означала: «Дай мне ключ от одного из твоих пяти номеров».

Рудинштейн подчёркивал, что Янковский делал всё, чтобы до супруги не доходили слухи о его приключениях, мол, в их роду женятся раз и навсегда!

Алкаши и геройство бухого Михаила Ефремова

Про некоторых актёров даже не скажешь, что злоупотребляли алкоголем, они просто бухали по-чёрному. Так, досталось Михаилу Ефремову (в мемуарах — Митя Перфемов) и его другу Александру Баширову. В одном из фрагментов описывается, как Баширова рвало у парапета набережной, зато Ефремов, в стельку пьяный, спас друга от зловещего человека с ножом: красной нитью через повествование проходит рассказ о том, как у Рудинштейна неизвестные злодеи вымогали деньги и угрожали зарезать кого-нибудь из гостей (кстати, ножевое ранение получил директор Абдулова).

Михаил Ефремов и Александр Баширов на «Кинотавре»

Михаил Ефремов и Александр Баширов на «Кинотавре»

«Человек в чёрном подошёл почти вплотную и замахнулся — в руке был нож! «Берегись!» — заорал я изо всех сил. И тут произошло чудо. Темнота рядом с ним вдруг ожила, снизу взметнулась нога и ударила нападавшего прямо в живот. Следом раздался пьяный вопль: «Что это ты делаешь? Да я тебя сейчас самого зарежу, зараза!» Это был Миша, валявшийся у парапета, а нападавшего и след простыл».

Хуже было, когда Ефремов сильно подводил, чуть ли не срывая очередное мероприятие фестиваля.

«Меня ждали в Зимнем театре, где я вместе с Сонатой Ритвиновой (Ренатой Литвиновой) и Михаилом Перфемовым должен представлять фильм «Море.Корабль.Моряк». Показ был внеконкурсный, но народу в зал набилось много.

Стоим за кулисами, и тут Митя говорит:
— Я в туалет.
— Ты что, нам на сцену выходить! – пытаюсь остановить его я.
— Файф минут! — сказал Перфемов и исчез.
Слово свое он сдержал — явился точно через пять минут. Но уже в стельку пьяным.
— Соберись, Митя! — только и успел прошипеть я перед выходом к зрителям.
И вот мы с Ритвиновой шествуем к микрофонам, а сзади вдруг раздается страшный грохот — Перфемов падает. В зале смеются. А он встает на четвереньки и ползет за нами. Дополз, гавкнул и с трудом поднялся.
— Вот какие весёлые артисты сегодня в этом зале, — пытаюсь выкрутится я. Соната берет микрофон, но не успевает сказать и двух слов о фильме, как Митя начинает орать:
— Ну что ты, б…, несешь! Что ты, п…, в кино понимаешь!
На сцену выскакивают два дюжих охранника и тащат сопротивляющегося Перфемова за кулисы».

Михаил Ефремов на «Кинотавре»

Михаил Ефремов на «Кинотавре»

Александр Абдулов: одержимый игрок, проигрывающий астрономические суммы

Высказался Рудинштейн и по поводу Александра Абдулова, фигурирующего в мемуарах под своим именем. С одной стороны, Марк ему сочувствовал по поводу личной жизни (хотя актёр его об этом не просил), так как был уверен: Саша любил и любит только одну женщину, Ирину Алфёрову (на фестивале Абдулов появился с Ларисой Штейнман, по словам Рудинштейна, присосавшейся к актёру, как пиявка). А с другой — сделал одно очень нехорошее предположение.

Александр Абдулов и Сергей Никоненко на «Кинотавре»

Александр Абдулов и Сергей Никоненко на «Кинотавре»

Марк с Александром вместе участвовали в благотворительном мероприятии «Задворки», где около двух лет собирали пожертвования на реставрацию церкви рядом с «Ленкомом». Однажды, кто-то из знакомых сказал Рудинштейну, мол, разуй глаза, Абдулов — игрок, в казино просаживает фантастические суммы, сколько можно собирать деньги на церковь, давно уже пора было отреставрировать.

Странно, что Рудинштейн пересказал слухи, ибо, за руку не пойман — не вор. Ну а что Абдулов был игроком — это факт. Астрономические суммы проигрывал, но ведь и выигрывал. И в Сочи он, естественно, бывал в казино.

Всем сёстрам — по серьгам! Алкоголички и бывшая звезда фильмов для взрослых

Не умолчал продюсер и о женщинах. Татьяна Догилева не смогла вести фестиваль вместо Швыдкого, поскольку ругалась со своим супругом Михаилом Мишиным: тому не нравилось, что жена злоупотребляет спиртным в компании актёров-собутыльников, и… Мишин поставил бедной Догилевой фингал!

Татьяна Догилева и Михаил Мишин на «Кинотавре»

Татьяна Догилева и Михаил Мишин на «Кинотавре»

Попытались поручить ведение фестиваля Ирине Розановой, но, по словам Рудинштейна, ассистенты ему сообщили, что актриса запила и второй день не выходит из номера. Положение, кстати, спас Янковский, который всё-таки провёл мероприятие.

Ирина Розанова на «Кинотавре»

Ирина Розанова на «Кинотавре»

Любовь Тихомирова была охарактеризована, как особа, которая в Сочи всегда была нарасхват, меняя мужчин как перчатки, и каждый из её любовников с придыханием рассказывал, что она суперженщина, просто созданная для постели. Рудинштейн саркастично заметил, что в этом ничего удивительного нет, учитывая, что она была звездой фильмов для взрослых…

Любовь Тихомирова на «Кинотавре»

Любовь Тихомирова на «Кинотавре»

«Рудинштейн — тварь!»: реакция на мемуары

После опубликования отрывка Рудинштейн пережил нелёгкое время. Книгу он писал, когда все герои были живы, а журнал напечатал его воспоминания в годовщину смерти Янковского. Марк такого не ожидал. Пришлось ему извиняться перед вдовой актёра и невесткой: «не хотел причинять вам боль».

— Макаревич честно сказал: «Я считаю, что каждый может писать все, что хочет. Но ты, Марк, обидел моих друзей. Поэтому я с тобой общаться не буду». Я уважаю такую позицию, — рассказывал Рудинштейн. — А Ярмольник сделал всё, чтобы выжать из этой истории максимальные дивиденды. Если б не его усилия, скандал был бы значительно скромнее. И ведь добился своего: получил приз имени Олега Янковского!

Леонид Ярмольник, Станислав Говорухин и Марк Рудинштейн на «Кинотавре»

Леонид Ярмольник, Станислав Говорухин и Марк Рудинштейн на «Кинотавре»

Обозлился Рудинштейн и на Михаила Ширвиндта (сына Александра Ширвиндта). Марк ещё до мемуаров случайно проболтался журналистам на «Кинотавре», что у женатого Михаила роман с Юлией Бордовских, всего лишь показав на них со словами «вот какие красивые пары тут ходят». Уже тогда Ширвиндт рвал и метал, а так как в мемуарах Марк опять упомянул про интрижку Михаила, тот писал в соцсетях: «Рудинштейн — тварь!» И дальше — мол, он сидел в тюрьме и пусть лучше бы занимался своими мальчиками и девочками, намекая на педофилию, хотя Рудинштейна посадили в 86-м году на шесть лет по экономической статье, он был оправдан через 11 месяцев.

— А вот Таня Догилева, к примеру, меня поддержала, — вспоминал Рудинштейн. — Я про неё рассказал, чего уж там, не самую красивую историю.
Она могла бы и обидеться на то, что я про всё это написал, но она, напротив, меня поддержала. Позвонила и сказала: «Марк, держись!»

Догилева ведь впоследствии не скрывала, что страдала алкоголизмом, и это было очень серьёзно, она лечилась в клинике. Но завязала и делится своим опытом, предостерегая слабых. Это очень достойно.

Владимир Машков и Марк Рудинштейн на «Кинотавре»

Владимир Машков и Марк Рудинштейн на «Кинотавре»

Непонятно на что обиделся Владимир Машков, обозвав Рудинштейна больным человеком. Машков в откровениях Марка — единственный, кто даёт ему советы, что делать со злодеями-шантажистами, и смотрится очень положительно. Правда, и Машков ищет любовных приключений, но он был свободен, как ветер на тот момент. Или нет…

Любовь Тихомирова заявила, что ей точно обижаться не на что, и она польщена словами Рудинштейна про постель.

— Да, я такая! — лишь улыбалась актриса.

Любовь Тихомирова на отдыхе (а не на «Кинотавре»): «Я кандидат в мастера спорта по художественной гимнастике!»

Любовь Тихомирова на отдыхе (а не на «Кинотавре»): «Я кандидат в мастера спорта по художественной гимнастике!»

Кто ничего не говорил и ни на что не обижался — так это Жерар Депардье. Он с удовольствием приезжал, веселился и не отказывал себе в выпивке. Француз привозил вино с собственного виноградника, и расхаживал везде с бокальчиком в руке. Да, однажды напился, упал прямо с унитаза и расшиб себе голову, а когда через год Рудинштейн прилетел в Канны и в беседе с организаторами сказал, кто он, они рассмеялись:

— Сочи? Знаем мы Сочи, это тот самый город, где Депардье упал с унитаза!

Жерар Депардье на «Кинотавре»

Жерар Депардье на «Кинотавре»

А судьи кто?

Любопытно, что Марк Рудинштейн выставлял себя невинной овечкой, критикуя актёров и актрис, «жирующих» во время фестиваля. Но разве фестиваль — не детище его создателя? Кто, к примеру, придумал предоставлять актёрам «нумера»?

— Это были комнаты релаксации, — довольно улыбался продюсер. — Я, кстати, считаю предметом собственной гордости, что через девять месяцев после завершения «Кинотавра» многие наши актрисы рожали детей. В стране подрастают девять мальчиков и девочек, зачатых в Сочи, — в частности, у Вероники Долиной и Ларисы Гузеевой.

Станислав Говорухин, Лариса Гузеева и Алика Смехова на «Кинотавре»

Станислав Говорухин, Лариса Гузеева и Алика Смехова на «Кинотавре»

Когда Рудинштейн продал «Кинотавр», у него состоялся весьма показательный диалог с новыми владельцами.

— Наверное, странно себя чувствуешь?

— Да, многое изменилось. Но самое главное, думаю, вы сохранили.

— Ты о чём? — удивились они.

— Пять номеров…

Ребята хитро усмехнулись:

— Целы они, Марк, конечно, целы. Хорошую традицию нарушать нельзя.

Марк Рудинштейн

Марк Рудинштейн

SkVer
Янковский говорил код: «Пойду поработаю с бумагами», это означало: «Дай ключ от одного из твоих номеров». Скандальные откровения Рудинштейна
Торт без выпечки! Это что-то фантастическое и безумно вкусное!