Нежданная гостья

Минус двадцать пять градусов, я в холодной электричке униженная, обиженная на весь мир еду домой. Руки сводит то ли от холода, то ли от тяжёлых сумок, которые я тащила на себе до станции. Кондуктор, продавая билет посмотрела в мои зарёванные глаза с таким сочувствием, что мне самой стало жалко себя ещё больше.

Впереди чуть больше пяти часов пути, можно поспать. Дома меня ждёт встреча с мамой, которая сегодня утром провожала меня на электричку думая, что я уезжаю навсегда.

Всё лето я жила в деревне у бабушки, помогала ей по хозяйству, она старенькая была, сама уже ничего не могла делать. Я помогала бабушке, а мне помогал парень с соседней улицы.

 

Нежданная гостья

Дрова то я колоть не умела, а Паша мимо проходил, когда я с топором во дворе задачу решала. Так и познакомились. Я до этого в деревне не была, бабушка всегда сама в гости приезжала, а у меня всё времени не было из города выехать.

Паша заходил каждый день, приносил продукты, воду возил, баню топил. Бабушка сказала, что парень он хороший, что время терять не надо, такого быстро уведут из-под носа.

Бабушку я послушала, мы стали встречаться, даже пожениться думали, только он не хотел в городе жить, а я не хотела в деревне оставаться. Мы откладывали разговор на эту тему пока бабушка была жива, но в начале осени её не стало.

Мама приехала на похороны, потом мы вместе уехали в город. Паша меня не держал, он понимал, что в городе вся моя жизнь, а в деревне я чувствую себя чужой. Мы договорились писать друг другу письма.

Да, это прошлый век, сейчас уже никто наверно не пишет письма, но телефона у Паши не было. Он ему и не нужен, все его друзья и родственники живут в этой деревне, двери всегда открыты и звонить нет смысла.

Я жила с мамой до декабря, писала Паше письма раз в неделю, ответы приходили раз в две недели. Он писал, что скучает, что любит меня, но в город не поедет.

Я поговорила с мамой, объяснила ей ситуацию, и она сказала, что нужно ехать самой. Я уже не сомневалась. Написала Паше письмо, предупредила, что приеду. Через восемь дней я уже купила билет на электричку и поехала к нему.

На станции меня никто не встретил, сама добиралась по сугробам до бабушкиного дома. Бросила вещи и побежала к Паше. А он… он ещё не получил моё письмо. Мой визит был для него неожиданным, как и для меня было шоком то, что я там увидела.

Я вошла в дом без стука, Паша сидел в своём любимом кресле, у него на коленях сидела девушка, целовала его в щеку. Я будто онемела, не могла сказать ни слова и выбежала из дома. До вечерней электрички мне некуда было деваться, пришлось идти в пустой бабушкин дом.

В сарае нашла дрова, оставшиеся с осени, затопила печку и ждала вечера. Паша пришёл спустя полчаса, попытался объяснить, но что там было объяснять, я сама всё видела. Он не пытался врать, не говорил, что это его сестра, сказал прямо, что встретил девушку, которая живёт близко не тянет его в город, добрая, хорошая.

Сказал, что письмо мне написал, всё объяснил там, а оно мне ещё не пришло. Эх, Пашка, а был бы телефон…

И вот я в электричке, пытаюсь понять где я допустила ошибку, что я сделала не так, почему я упустила своё счастье, когда оно уже было у меня в руках? Нужно было остаться в деревне, а не уезжать в город. А теперь я мёрзну одна, от холода не чувствую ног. Хоть и греет печка под сиденьем, но я вся дорожу, холод это или нервы, не знаю. В три часа ночи я буду дома и всё, что меня волнует теперь – что сказать маме?

 

SkVer