Одинокий мужичок за шестьдесят

Он приехал в наш посёлок, если мне не изменяет память, в начале 80-х работать врачом невропатологом, тогда это так называлось.

Звали его Анатолий Пименович, на вид около сорока лет, худощавый, среднего роста, в очках. Его интеллигентный вид портила какая-то запущенность и неухоженность. Он был весь такой серенький, помятый, в растоптанной обуви, в руке, видавший виды потёртый портфель.

Больница тогда у нас работала по полной программе. Были врачи, и хирурги даже делали несложные операции. Аппендикс точно вырезали, и так по мелочам. Функционировал свой роддом, рожениц не возили в районный центр.

Фотография ru.dreamstime.com

Новому врачу выделили кабинет, и он приступил к работе.

Наши одинокие женщины, активно стремившиеся выйти замуж, как только узнали, что новый врач холост, заняли положение «на старт».

Самые смелые знакомились, приглашали к себе домой. Он приходил, отдавал должное закускам и напиткам, особенно напиткам, как скоро выяснилось, он был большой любитель выпить. Дальше этого дело не заходило. Пименович (так его все стали звать) угощался, откланивался и уходил домой.

Ему дали однокомнатную квартиру, как специалисту. Из мебели в комнате были диван и стеллажи, забитые сверху донизу медицинской литературой.

Скоро все заметили одну странную особенность. Пименович не любил лечить женщин. Они не задерживались в его кабинете. Быстро выслушает жалобы, выпишет рецепт и на выход.

Пименович лечил мужчин, основательно так лечил. Он их и прощупает и молоточком постучит, где надо, и новокаиновую блокаду сделает, если у кого спину прихватило.

Кое-кто со смехом предполагал, что может быть он нетрадиционной ориентации? Не знаю, всё-таки он проработал у нас около тридцати лет, но в порочащих связях замечен не был.

Может просто женщин не любил на подсознательном уровне или боялся их? Кто знает?

Пименович приехал уже хорошо пьющим, а потом он стал сильно пьющим. На работу ходил, но у него в столе всегда была бутылочка, он из неё по глоточку принимал, во время приёма больных. Все старались попасть к нему с утра, пока он ещё нормальный и не перебрал, бывало и такое.

Да, на приёме он всегда сидел один, от медсестры отказался сразу и навсегда.

Все мужики в случае, если загуляли и не могут пойти на работу, шли к нему за больничным. Он всегда выручал товарищей по несчастью. Он, как никто другой, их понимал и сочувствовал.

Причём, абсолютно бескорыстно, в лучшем случае, принесут бутылочку коньяка или баночку хорошего растворимого кофе. Принесут — хорошо, не принесут — тоже ладно.

Так Пименович и жил, и пил всё больше. А может пил столько же, только спиртное стало действовать на него хуже, всё-таки он не молодел, а старел. Пациенты стали жаловаться главврачу.

Главврач у нас хорошая, умная женщина. Она его, конечно, ругала, но держала на работе, понимала, что вряд ли к нам кто приедет вместо Пименовича. Уже вовсю шла оптимизация медицины и наша больница тоже пострадала, от неё осталась половина.

Дело дошло до того, что Пименович стал сильно неадекватным и его уволили.

После увольнения Пименович стремительно деградировал. Так его всё-таки работала хоть немного дисциплинировала. Он понимал, что надо встать утром и идти в больницу. В больнице его кормили обедом. Дома он никогда ничего не готовил.

На почве постоянных возлияний у Пименовича «поехала крыша». Однажды поздно вечером он пришёл к моему брату, они жили по-соседству и дружили. Ну, как дружили? Часто выпивали вместе и вели неторопливые, умные беседы.

В общем, залетает он к брату и говорит, — Я у тебя посижу, у меня полная комната инопланетян. Сволочи, весь мой коньяк выпили, сидят и на моей настольной лампе передают в космос мои координаты! —

Месяца три только прожил Пименович без работы и с лёгкой душой покинул этот мир.

Говорили, что у него осталось много денег на вкладе, никакие наследники так и не объявились.

А была бы у него семья, глядишь и жизнь сложилась бы совсем по другому, но как известно, история не терпит сослагательного наклонения.

P.S

Прошло уже много лет, как нет Пименовича, но у нас его часто вспоминают, всё-таки, какой-никакой, а свой невролог был. На его место к нам до сей поры никто не приехал.

История реальная, имя главного героя настоящее.

 

SkVer