Про равнодушие

Смотреть телевизор в последнее время просто сил нет. То расскажут про девочку, которую родная мама заперла в квартире, больше напоминающей мусорную свалку, то про беду с другим ребенком. Я видела таких родителей, много. По роду своей работы. Но больше всего меня удивляют люди вокруг таких семей. Годами не видеть ребенка соседки, хотя и знать о его существовании? Не слышать криков из-за запертой двери? Не чувствовать запаха из заваленной хламом соседской квартиры?

Или просто жили по принципу: моя хата с краю? Да, в чужие дела лезть не стоит, но равнодушие до такой степени? Не понимаю. А еще у большинства антигероев таких историй есть знакомые и родственники. Знают или нет? В большинстве случаев знают, но сор из избы тоже предпочитают не выносить.

-Я среди родни теперь — нежелательное лицо № 1, — грустно усмехается Олеся, — и мама родная со мной общаться не хочет. Про остальных и не говорю.

Фото из публичного доступа сети Интернет

Олесе 29 лет, замужем, есть своя семья и любимая работа. Но общается женщина уже полтора года только с родственниками своего мужа. Кровные родичи на Олесю в обиде. Из-за ее родной сестры Марины.

-Животных в нашей семье любили всегда, — признает Олеся, — пара кошек и собака жили с нами столько, сколько я себя помню. Мама была собачница, а папа любил кошек. У меня у самой сейчас живет кот, подобрыш. Отмыли, пролечили, сынишка в нем души не чает. Но Марина пошла дальше.

Замуж сестра Олеси вышла рано, в 17 лет по известной, не позволившей откладывать свадьбу, причине. Через 3 года ее семья развалилась, но женщина вскоре нашла новое счастье. К описываемому времени она осталась вдовой с тремя детьми на руках: 12-ть лет старшей дочке от первого брака, есть 8-ми летний сын и 5-ти летняя девочка от второго мужа.

-Квартира у Марины от второго супруга осталась, — говорит Олеся, — как раз в соседнем с нашим с мужем подъезде. Работала сестра, от потери вроде бы оправилась, но с личной жизнью все никак не налаживалось.

-Трое детей, кого хочешь оттолкнут, — жалела старшую дочку мама, — ну ничего, дети подрастут, найдешь еще хорошего мужчину.

-Собаки у сестры были всегда, — признает Олеся, — и с первым мужем, и со вторым. Первый, кстати, возражал против того, что сестра завела вскоре после их свадьбы и вторую собаку. Они тогда на съеме жили, из-за животных не одну квартиру пришлось сменить. Не все хозяева согласны на квартирантов с питомцами. Но в последние года три сестра буквально помешалась.

Марина взялась волонтерить. Брала на передержку больных и брошенных животных. Лечила, подыскивала им новый дом. Очень благородное дело, это признает даже Олеся. Но масштабы бедствия нарастали.

-До 10 собак было одномоментно, — вспоминает Олеся, — лай, вой, запах. Марина еще и встречалась с мужчиной в этот период и уходила к нему периодически на день-два. А дети и свора разномастных и частенько голодных животных, оставались в двухкомнатной квартире.

Соседи жаловались. К Олесе однажды постучалась старшая племянница.

-Тетя Олеся, — сообщила девочка, — я ухожу жить к папиной маме, я не могу больше там. Вся одежда пропахла, надо мной в школе начали смеяться. А мамы сейчас нет. Она у дяди Вовы. Не приютите пока младших сестру и брата?

-У меня ребенку 2 года было, — говорит Олеся, — сестра не отвечает. Племянников приняла, накормила, уложила, маме нашей позвонила. Еще и соседи участкового вызвали: собаки же лают, оставшись одни. Их выводить надо, а кому выводить?

Детей на следующий день забрала мама Олеси. Марина вернулась через пару дней. Назвала старшую дочь предательницей, сказала, что ее собаки — ее дело, забрала младших детей и ушла.

-Через месяц прибежал племянник вечером, — вспоминает Олеся. — сообщил, что мамы их нет, они с сестрой есть хотят и собаки тоже.

Детей снова забрала Олеся, потом ее мама. А на 4-й раз Олеся не выдержала.

-Мама Марину жалеет, собачек жалеет, Марина менять свою жизнь не намерена, — возмущается Олеся, — а кто пожалеет детей и соседей?

-Целыми днями и ночами вой и лай, и запах… — жаловались Олесе, прознав про то, что Марина ей приходится сестрой, соседи.

Олеся сообщила о том, как живут племянники в отдел опеки.

-А что еще было делать, — разводит она руками, — тем более, что первый супруг уже и на алименты подал на Марину, старшая дочка же осталась с ним. Я думала, что сестра за ум возьмется, а получилось… что получилось.

Олеся и сама не ожидала такого поворота. Детей сестры забрали в реабилитационный центр, сестру в родительских правах ограничили, через полгода пообещали вернуть детей в семью, если Марина изменит свое поведение.

-Марина жить привела в дом своего Вову, — говорит Олеся, — ему собаки не мешают. За покой и чистоту с сестрой теперь воюют соседи. При таких условиях детей ей не вернут. Но сестру это мало волнует. А моя мама вычеркнула меня из списка родных людей.

-Что ты наделала, — возмущалась мама сестер, — мне внуков под опеку не отдают, по состоянию здоровья не подхожу. Старшая внучка у родного отца, а эти двое — сироты! Тогда уже ты их бери к себе.

А Марина брать племянников не хочет.

-Муж против, квартира однокомнатная, да и Марина рядом, — говорит Олеся, — вот и получилось, что я вроде бы только навредила.

-Жили бы и жили, — считает мама, — ничего же не случилось. А теперь и позор, и дети в детском доме.

Не так давно, правда, племянников изъявила желание забрать сестра их отца. Но и этому семья Олеси не рада: увезут их теперь в другой город.

-Вот и получается, — говорит Олеся, — не Марина виновата в том, что плохо воспитывала детей, а я. Сестра добрая и несчастная, она животных спасает, а я злая предательница и к тому же отказалась брать на себя заботу о родных племянниках. И даже соседи Марины, которые жаловались Олесе на невыносимые условия жизни рядом с сестрой, теперь высказываются:

-Нам только собаки мешали, но они и сейчас на месте. Сестра твоя штрафы платит, а ничего не меняется. А дети нам не мешали. Это ты их в казенное учреждение сплавила. Подумаешь, одни оставались. Ничего бы с ними не случилось. Сестра твоя даже собак спасает, а ты родным племянникам не помогла!

А вдруг случилось бы? И были бы тогда соседи и Олеся героями какого-то шоу или выпуска новостей. Я не могу осуждать женщину за то, что она не взяла на себя заботы о детях сестры: не всем это по плечу. Но и за то, что она забила тревогу клеймить ее неправильно. Виновата в этой ситуации только Марина, которую активно теперь жалеют родственники и даже соседи. Но это мое мнение.

Что думаете по поводу ситуации Вы?

 

SkVer