Свобода была так близка. Но тут Лена зачем-то вернулась

 

Свобода была так близка. Но тут Лена зачем-то вернулась

«Так. Я ухожу!» – Поднялась, резко взяла сумку. Которую я подарил, между прочим.

Мы сидели в китайском ресторанчике. Верней, только пришли, официантка успела лишь положить меню. Но мы даже прочитать его не успели. Началось. Лена сказала, что ей все надоело, осточертело, достало.

Если честно, я совершенно не помню, что именно ее так достало. Лену довольно регулярно что-то «доставало». И я бросался ее успокаивать. Говорить, что всё хорошо, что я люблю ее, что мы будем вместе, будем счастливы, ну и так далее. Иногда помогало, иногда не очень. Но спустя пару дней все же мы опять были вместе, жаркие поцелуи, ну и так далее.

Итак, Лена встала. Я посмотрел на нее: «Ленка, ну перестань! Сейчас нам принесут еды, тут отличное кафе, тебе понравится…»

«Нет!» – и направилась к выходу.

Я поднялся, я должен был ее остановить, уговорить.

Сделал пару шагов, замер. Будто китайский мудрец шепнул откуда-то сверху: «Всё. Остановись. Пусть идет. Не возвращай ее».

Я сел. Как раз пришла официантка. Я быстро заказал водки, и острого, соленого, чтобы под водку.

Я вдруг ощутил прилив мужского счастья. Простого очень счастья. Когда ты свободен. Когда ты волен делать, что хочешь. Можешь водки напиться, можешь на велике гонять часами, можешь уехать в экспедицию. Ты никому не должен, только себе. Ты отвечаешь лишь за себя. Перед тобой ясный чистый путь. Который открыт. Дао, как называют его китайские мудрецы. Лучшее мужское состояние – видеть путь, быть готовым двинуться, безо всякой обузы.

И тут мне принесли водки-закуски. Я совсем оживился. Я вдруг понял, какой же фигней мы страдали последний год с этой Леной, надо было расстаться давно, не удерживать эту девчонку, с ее вечными обидами и упреками.

«Как же хорошо! — улыбнулся я официантке. – Нет, мне просто очень хорошо!»

Та улыбнулась в ответ, налила мне водки, ушла.

Я поднял рюмку, я предвкушал, начинался мой Дао…

«Выпиваешь, значит?»

Я повернулся, рядом стояла Лена. С лицом негодующим, но готовым на компромиссы.

«Да, я решила вернуться. Потому что с чего вдруг тебе тут бухать, а я должна куда-то идти?»

В прежний раз я бы вскочил, обнял, расцеловал. Был бы так рад, что рядом эта зеленоглазая девчонка. А сейчас ощутил тревогу и досаду. Китайский мудрец откуда-то сверху пробормотал: «Ну вот, блин!».

Конечно, мы помирились. Потом ехали домой на такси, целовались. Но я понимал: что-то уже поломалось. Что-то перевернулось. Хорошо нам не будет. Я уже был инфицирован свободой. Я уже видел путь.

И жалел лишь об одном – своем малодушии. Когда Лена вернулась, надо было сказать очень жестко: «Всё. На этот раз всё».

Надо уметь резко прекращать отношения. Когда уже ясно – что дальше лишь унылые дебри, вместо чистого ясного мужского пути.

…Месяца два еще тянулся унылый роман. Лена – не дура, Лена всё понимала, женщины вообще хорошо измеряют температуру мужских чувств, у них мощные рецепторы.

Расстались мы уже без скандала. Даже не помню, как. Лена будто исчезла, растворилась, погасла.

А я двинулся вперед, свободно и радостно. Просто надо было раньше всё оборвать, не тянуть. Очень простой рецепт. Как у китайских солений.

Алексей БЕЛЯКОВ

 

SkVer
Свобода была так близка. Но тут Лена зачем-то вернулась
https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/985972/pub_5d37191dbc228f00ad56b0a9_5d37191e7b4bd200b5a0d022/scale_1200
Пока не слишком поздно