«Ты у него не последняя»

«Ты у него не последняя» — услышала Соня, но, конечно же, не поверила.

Вечер обещал быть лёгким и приятным: их школьная компания встречалась теперь только по памятным, так сказать, датам, например, отметить очередной день рождения. Да и то не всегда получалось. Но Лилька была и оставалась для Сони задушевной подругой — и они частенько изливались по телефону до поздней ночи. Так что на сей раз об отказе не могло даже речи идти.

Забросив слегка упирающегося пятилетнего Данилку к своей «маман», которая уже несколько лет жила одна в маленькой квартирке в Нефтяниках и, в общем-то, была всем довольна, Соня выскочила из подъезда.

Данилке, конечно, придётся туговато, но ничего, потерпит: бабушка Оля — школьный педагог с большим стажем — никак не могла оставить размеренно-менторский тон даже в общении с внуком, и мальчишке это не нравилось. Тёмно-синяя «десятка» радостно откликнулась на зов, Соня привычно устроилась за рулём и поехала домой. Машину — вот спасибо-то! — подарил ей бывший муж Миша на прощание уже после развода.

«Ты у него не последняя»
Коллаж Галины Серебряковой

А большая трёхкомнатная квартира досталась ей в наследство от умершей бабули, с которой они очень друг друга любили. Данилка уже пробовал гонять по длинному коридору на роликах, но соседи снизу возражали, правда, вежливо, скорее, в просительной форме.

Переодевшись в «парадно-выходное» платье и взяв красивую коробку с чайным сервизом — у Лильки от дорогого тонкого фарфора крышу срывало от счастья, — она пошла на остановку. Ехать было недалеко, хоть и странновато в автобусе, но Соня никогда не садилась за руль даже после бутылочки пива: дорога могла жестоко отомстить за легкомысленное к себе отношение.

Уже шагая к Лилькиному дому и предвкушая встречу — ах, ох, Сонечка, какая ты у нас умница-красавица! — вдруг остановилась. «Ёлки зелёные, да что ж я Алиске-то ничего не прихватила?!

Обидится ребёнок — и правильно…» Заметила поблизости яркую вывеску не очень большого магазина и вошла в чистенький и почти пустой зал. Приветливо кивнув симпатичной молодой девчушке за кассой, Соня стала с сомнением — а вкусно ли? — рассматривать в закрытой витрине забавные фигурки зверюшек из шоколада. Оглянувшись на мягко хлопнувшую дверь, она увидела, как в магазин уверенно вошёл высокий мужчина в стильном костюме.

Лицо у него было недовольное, будто он заранее собрался закатить здесь скандал. Администратор зала ринулась к нему, чуть не сметая стеллажи. Они отошли в сторонку, о чём-то заговорили.

— Хозяин, что ли? — негромко спросила Соня у кассира, рассчитываясь за шоколадного медвежонка.

— Ага, — кивнула та, — строгий, чёрт, гоняет нас в хвост и в гриву…

Соня глянула через плечо на «гонятеля» и неожиданно обнаружила, что и он смотрит на неё… С интересом? Нет, скорее — как учёный-энтомолог на новый вид бабочки, найденный в джунглях.

— Хозяин — барин, что ж тут поделаешь, — ответила Соня без особого сочувствия.

Она остановилась на крыльце, пытаясь сориентироваться, как короче пройти к Лилькиному дому, и тут следом выскочил этот «барин». Взял за локоток и сказал:

— Выручите меня, пожалуйста.

— Я? Каким это образом? — удивилась Соня.

— Постойте здесь минутку…

Он резво сбежал по ступенькам, а потом подрулил на сияющем джипе и распахнул дверцу:

— Садитесь, прошу вас. И не надо ничего бояться.

— Зачем? Вы меня с кем-то перепутали.

— Нет… — он глянул на часы. — Я вам всё объясню, а там уж как хотите.

— Вот и объясните на берегу, да побыстрее, я тоже тороплюсь.

— Хорошо. Я через двадцать две минуты должен быть в ресторане. У друга день рождения.

— Ка-акое совпадение! — пробормотала Соня.

— В общем, все придут парами, а я… один, понимаете? Несолидно. Не могли бы вы, ну, сыграть роль моей подруги?

— Вы в своём уме, простите?

— Да господи! Вам совсем не нужно будет смотреть на меня с любовью. Мы — просто друзья.

«Ну, не дура ли я, — думала Соня, садясь в машину, — Точно — дура…»

— Игорь, — представился он, включая музыку, — Бизнесмен. Сорок один год. Что ещё?

— Софья, — ответила Соня. — Ещё стрижка у вас безобразная.

— То есть как? — дёрнулся Игорь

— Да так. Приходите к нам. Вот визиточка. Я многих из вашей бизнес-братии стригу. Записываться за неделю.

— И что, ни один вам… — он скользнул взглядом по Сониной руке без обручального кольца.

— Ну, почему? Был один такой…

— Извините, я, кажется, бесцеремонен, да? — Игорь скорчил виноватую гримасу. — Приехали.

Из туалетной комнаты ресторана Соня позвонила Лильке по мобильному, та сначала расстроилась, потом разволновалась, несколько раз повторила: «Не упусти, Сонечка!». Соня рассмеялась и ответила: «Это всего лишь приключение».

К счастью, компания собралась большая, и Соне удалось не вызвать слишком пристального интереса. Правда, она заметила, как друзья Игоря переглянулись и загадочно усмехнулись, но с ней были любезны и предупредительны. Соня немного выпила, потанцевала с «новым другом».

— Тебе не скучно с нами? — спросил Игорь. — Разговоры-то всё производственные. А девушки любуются сами собой.

— Нет, скорее, забавно, как вы друг перед другом пыжитесь, кто из вас богаче и важнее. Кино…

Не прошло и месяца с той странной и внезапной вечеринки в ресторане, а Игорь уже перебрался к Соне: у него очень суровая мама, она не потерпит, чтобы сын привёл в дом «кого попало». Он привёз огромный рюкзак с охотничьим снаряжением, два красивых чемодана «барахла», как сам сказал, сам аккуратно разместил в шкафу костюмы и рубашки, джинсы и пижамы, обернулся и весело сказал:

— Вот! Теперь в этом прекрасном доме еще и мужским духом запахло!

— А я? — выглянул из-за спины матери Данилка с обиженной мордочкой.

— Ой, прости, я и забыл, — он рассеянно потрепал малыша по голове.

Соня счастливо улыбалась. По вечерам, пока Игорь не вернулся с работы, торопливо и возбужденно рассказывала Лильке по телефону, какой он: «Такой… такой… слов нет!». Только вот на Данилу почему-то никакой реакции, то есть кажется, что вспоминает о нём, когда увидит, и всё. И тут же сама себя утешала: ничего, это же лишь начало, привыкнет. А что о браке не заговаривает — тоже правильно. Надо присмотреться друг к другу, подождать. Яблоко тоже не сразу зреет.

…Женщина с каким-то сдавленным голосом позвонила Соне в салон в середине дня:

— Меня зовут Наталья. Я жена Игоря Углова. Только не говорите, что не знаете ни обо мне, ни о нашей с ним дочери — ей, кстати, пятнадцать лет уже.

— Не знаю… не знала, — пролепетала Соня. — А откуда вы обо мне узнали? И зачем звоните? Хотите вернуть его?

— Сарафанное радио сообщило. Вернуть? Нет. Уже нет. А вот вас хочу предупредить: вы у него не последняя, — и связь оборвалась.

До конца дня клиенты удивлённо косились на Соню: ножницы и расчёски буквально валились у неё из рук. От жены, значит, сбежал, а мне про «суровую маму» пел…

Она не сказала Игорю о звонке жены, решив про себя, что «тётка» позвонила исключительно от ревности, зависти и обиды. Тем более он был нежен и внимателен и даже притащил Данилке огромную коробку с разными конструкторскими деталями.

И когда Игорь сначала намёками, а потом открыто предложил продать её дорогущую квартиру, купить что-нибудь поскромнее, оставшиеся деньги вложить в дело, раскрутиться на всю катушку, а после построить отдельный домик и, конечно, заменить её машину на более приличную, Соня согласилась. Ведь тогда она вроде бы становилась его партнёром по бизнесу. Дожила! Сама же и посмеивалась: бизнес-леди, ах-ох!

Игорь избавил её от всяких бумажных хлопот и общения с риелтором. Ей оставалось только подписывать документы в нужных местах. И наконец состоялся переезд почти на окраину города, в однокомнатную, правда, с большой кухней квартиру. Там-то, на кухне, поставили диванчик Данилке.

А он дулся без детской с игрушками и весёлыми картинками на стенах. «Это не навсегда, сынок, — успокаивала Соня. — Зато потом заживёшь, как принц!». Игорь, если задерживался на работе, стал время от времени ночевать у матери в центре города, чтобы не мотаться бог весть куда. Соня не возражала, ведь она теперь очень даже заинтересованное лицо в успехе их общего дела. Кстати, с мамой он её так и не познакомил. «Уж когда поженимся, хорошо?».

Однажды он вернулся раньше обычного, приобнял в прихожей и тут же отстранил:

— Я ненадолго. У меня сегодня важная встреча с крупным поставщиком. Надо сменить рубашку и кое-какие документы взять.

Странный холодок в его глазах насторожил Соню, и, едва за ним закрылась дверь, она ринулась на балкон. В стоящей поодаль от подъезда машине Игоря кто-то сидел. В комнате она сорвала висевший на стене охотничий бинокль. «Кто-то» оказался юной девицей, пускающей сигаретный дымок в приоткрытое окно. Игорь вышел из подъезда и уже потянулся было к дверце машины, как рядом с ним грохнулся на асфальт бинокль. Он поднял его, повертел, горестно покачал головой и забросил на заднее сиденье. Джип плавно тронулся с места…

Соня сидела за столом, схватившись за голову: «Так… Без адвоката никуда. Кажется, к Ленке ходит нужный клиент бородку подравнивать…».

 

SkVer