«У мужа будто вырезана часть мозга»

 

«У мужа будто вырезана часть мозга»

Гуляли с другом по городу, болтая о главном, дело было еще в 90-х. Стояла зима, мы немного устали, промерзли. Но расставаться нам не хотелось. Друг сказал: «Давай ко мне, там и согреемся, у меня отличный виски».

Я легко согласился. Но ответил: «Только куплю цветы твоей Лене».

Рома поморщился: «Да обойдется. Еще деньги тратить».

Но я был упрям. Нашел палатку с цветами, купил.

Нет, дело не в том, что я хотел Лену с порога умилостивить, будучи нежданным гостем. Рому и Лену я знаю с отрочества, мы были давно в таких отношениях, когда можно завалиться домой без приглашения. Лена всегда меня рада видеть.

Но есть у меня привычка – являться к женщине с цветами. Просто так. Без повода. Любая женщина это оценит, любая будет рада цветам. Самому крохотному букету.

Так и вышло. Лена взяла мои тюльпаны, улыбнулась счастливо: «Леха, спасибо тебе огромное!». Поставила в вазу, на самом видном месте.

Не удержалась, повернулась к Роме: «А от тебя никогда не дождешься».

Рома лишь усмехнулся, типа: блин, мне еще обо всякой фигне думать.

Рома был хороший муж. В целом. Ответственный, надежный, спокойный. В те же 90-е начал скромный бизнес, преуспел. Нет, миллионером не стал, но добился финансовой стабильности. Когда подросла их дочка, Лена устроилась на работу – лишь для того, чтобы не скучать дома одной.

Рома часто ездил в командировки, его бизнес распространялся на всякие города России. Иногда сидел там по месяцу, важно было всё контролировать.

Рома никогда Лене ничего не дарил. Даже возвращаясь из долгой командировки, даже самых пустяшных вещей. Даже букетика ландышей.

Он всегда спрашивал: «Сколько тебе?». И выдавал нужную сумму, не жадничал.

Наверно, Лену можно было назвать счастливой. Но я понимал, что это не так.

Как-то я заехал к ней в гости, когда Ромы не было. Болтали. Лена всегда была очень сдержанной, но вдруг ее понесло:

«Знаешь, Ромка – ну совсем как чурбан. Ну хоть бы букетик. Я ведь обожаю цветы, ты знаешь. Иногда мы где-то идем, я даже ему намекаю: смотри, какие тюльпаны! Он кивает и дальше в свой телефон. У него будто вырезана часть мозга, которая отвечает за такие вещи. Нет, я смирилась… Хотя все равно обидно».

Вроде не мое дело, но я даже пытался с Ромой об этом тактично поговорить. Он, как всегда, отмахнулся: женские бредни, ненужная трата денег, фигня.

Потом дочка вышла замуж, уехали с мужем в Петербург. Рома так и пропадал в командировках, Лену уволили с работы: сокращение штатов.

Она сидела дома одна. Завела подругу, собачку. Располнела.

Рома приезжал, молча ужинал, шел спать. «Устал, извини».

Лена вдруг осознала: жизнь прошла. И уже ничего не вернуть, не поделать. Вроде бы нормально прошла, не хуже, чем у других. Только отчего же ей дико тоскливо?

…Но однажды Рома все-таки купил Лене цветы. Огромный букет ее любимых тюльпанов. Впрочем, Лена его уже не увидела. Цветы положили ей в гроб.

Алексей БЕЛЯКОВ

 

SkVer