Временные жёны

Стопка квитанций в шкатулке пополнилась еще одной: знаменитый русский ученый Дмитрий Менделеев регулярно отправлял деньги в Японию.

От сына он узнал, что в Токио воспитывается маленькая девочка, дочь танцовщицы Таки и Владимира Менделеева.

И считал своим долгом после смерти сына поддерживать ребёнка. Таки была «временной женой». Во второй половине XIX века это явление считалось очень распространённым.

кадр из фильма "Мемуары гейши"

кадр из фильма «Мемуары гейши»

Дочери бедных японских крестьян оказывались в сложном положении: с определённого момента семьи отказывались их кормить. А выйти замуж без приданого было невозможно. Некоторые отправлялись в города, чтобы попытаться найти работу. Другие за гроши нанимались на фермы. А третьи… становились «временными жёнами». Иногда собственные родители отправляли девочек, не достигших тринадцати лет, в «мусумэ».

Попадали в мусумэ только дети бедняков: крестьян или разорившихся ремесленников.

Остальные поглядывали на них свысока. О кандидатке во «временные жёны» быстро становилось известно распорядительнице – бойкой даме, которая подбирала подходящих девушек. Затем она лично знакомилась с претенденткой, озвучивала сумму контракта, и отправлялась «улаживать дела».

Временными жёнами они были только для иностранцев. Чаще всего – для моряков.

«Контракт заключали на срок от одного до трех лет, в зависимости от того, сколько времени находилось военное судно в водах Японии», — писал в «Книге воспоминаний» Великий князь Александр Михайлович. В 1886 году он стал офицером бронепалубного корвета «Рында». Корабль делал остановку в японском Нагасаки, где у великого князя появилась и своя мусумэ.

миниатюра XIX века

миниатюра XIX века

В городе на острове Кюсю, в пригороде Инасу, находилась настоящая «русская деревня» — в разное время, начиная с 1870-х, там жили около шести сотен подданных Российской империи.

Услуги «временных жён» были очень востребованы, да и японская сторона охотно поставляла кандидаток – по договору платили им от десяти до пятнадцати долларов в месяц.

Кроме того, для мусумэ снимали жилье, нанимали прислугу, оплачивали рикшу, если требовалось. Многие девушки умудрялись быстро скопить себе приданое, и впоследствии благополучно выходили замуж.

Договор с «временными жёнами» не приравнивался к браку. Поэтому, если рождались дети, всё зависело от честности и благородства родителей.

Така Хидэсима, родившая 28 февраля 1893 года дочь от Владимира Менделеева, после завершения контракта с грустью писала ему:

«Я заложила своё кольцо… заняла у знакомых… В Японии при рождении ребёнка устраивают праздник, но я не могу этого сделать».

Ответных писем Владимира не сохранилось, поэтому точно нельзя сказать, участвовал ли он в судьбе девочки, названной Офудзи.

А вот «дедушка», русский химик Дмитрий Менделеев, ещё с 1894 года начал пересылать деньги для Таки и малышки.

По воспоминаниям его дочери Ольги, делал он это каждый месяц. Продолжил и в 1898-м, когда не стало Владимира.

Сложно сказать, как в дальнейшем сложилась судьба «японских Менделеевых». По некоторым сведениям, мать и дочь погибли во время землетрясения в Токио, 1 сентября 1923-го.

Фото Таки и ребёнка передала Борису Ржонсницкому дочь Менделеева, и сейчас оно хранится в музее-архиве учёного.

фото Таки с дочерью Владимира Менделеева

фото Таки с дочерью Владимира Менделеева

Не прошёл мимо истории со «временными жёнами» писатель Валентин Пикуль.

В его произведении «Три возраста Окини-сан» рассказывается похожая история: мичман Коковцев в том же Нагасаки, завёл себе мусумэ, Окини. Родился ребенок, сын Иитиро, о котором Коковцев узнает уже несколько лет спустя, на родине. На тот момент мичман уже состоит в законном браке, и воспитывает трех сыновей…

Есть явные параллели и в опере Джакомо Пуччини «Мадам Баттерфляй». Правда, героиня там – гейша, а не мусумэ. И брак с американским лейтенантом Пинкертоном она воспринимает как самый настоящий, «не по контракту» (что и стало причиной последующих печальных событий). Любопытно, но действие тоже перенесено в Нагасаки.

Правда, версия Пуччини выглядит чуть-чуть наигранной: в начале двадцатого века, в Японии, редкая девушка поверила бы в реальность брачного союза с иностранцем. О «временных жёнах» было хорошо известно всем.

К контракту относились очень серьёзно: ни флирта мусумэ с посторонними, ни, тем более, других нарушений. С мужской стороны требовалось не только обеспечение, но еще защита и уважение.

Но по истечению срока договора никаких претензий друг к другу предъявить было нельзя. Даже наличие ребёнка не позволяло обратиться за материальной помощью – всё только на добровольных началах.

офицеры и мусумэ, фото начала XX в.

офицеры и мусумэ, фото начала XX в.

Упоминания о «временных жёнах» в Японии завершаются к 1905-му году. Правда, брак на короткий, обговорённый двумя сторонами срок, это вовсе не изобретение жителей островов.

Были подобные отношения у шиитов в Иране. Правда, там имелось существенное отличие: права женщины в таком союзе приравнивались к правам обычной жены. И даже дети её считались законными.

По одной из трактовок, появился такой обычай ещё в VII веке. Кстати, в некоторых местностях нашей планеты временный брак применяется по сей день.

 

SkVer
Временные жёны
На развод