Я запретил собаке будить меня лаем, и она утром сказала «здрасьте»

Не люблю январь. После декабрьской суеты наваливается пустота с обрывками мишуры, остатками фейерверков на улицах, грязным снегом и недосказанностью – чудо не случилось.

Наверное, это из детства. Тогда я мечтал о собаке и ждал, что Дед Мороз подарит мне ее на Новый год. Или хотя бы на следующий, если не на этот — за хорошее поведение, как обещали родители. Но каждый раз находились отговорки — невыученные уроки, драка, прожженная скатерть, потерянные ключи. Я вырос, а собака так и осталась несбывшейся мечтой.

https://vashasobaka.ru/wp-content/uploads/2020/01/imagetools0-7.jpg

Год назад январская пустота зашкалила, когда перед праздником ушла жена, оставив тоску вместо себя.

Всю новогоднюю ночь я бродил по городу, пытался отвлечься с компаниями, пускающими фейерверки. Чтобы не думать, читал объявления на домах. Тогда и увидел тетрадный листок с неровным детским почерком: «Отдам щенков спаниеля».

— Бедные малыши — подумал тогда — как и я, кому они нужны? В городе полно собак, и этим одна дорога — на улицу… Тут во мне что-то замкнуло и через пять минут я звонил по адресу, указанному в объявлении.

Дверь открыла цыганистого вида старуха в длинной юбке и шали. За ней тявкал щенок с черной головой и серыми боками.

Женщина нагнулась, подхватила щенка, сунула мне и изрекла: «Ждала тебя. Забирай Азу. Ей полтора месяца, хоть и без паспорта, но чистокровная. Доволен будешь, не сомневайся». Я принял малышку, а цыганка уже толкала нас к выходу. У двери она попросила монетку, чтоб собака прижилась. Я отдал горсть медяков и ушел со своей внезапной спутницей.

Аза оказалась беспокойным приобретением. Сначала она сделала лужу в ванной, потом растрепала книгу и стала настойчиво тявкать — просила есть. Я размочил хлеб в молоке, смешал с творогом и выложил на тарелку. Малышка слопала, свалилась набок и уснула.

Воспользовавшись моментом, я побежал в магазин за продуктами. А по возвращении я услышал визг из-за двери и царапанье когтей по обивке. Когда вошел, окунулся в фонтан щенячьих эмоций! Здесь были плач, укор, обида и безграничная радость. В тот миг я осознал: началась новая жизнь — ее мне подарила Аза.

Я решил воспитать собаку по науке. Нашел подходящие книги, купил ошейник с поводком и намордник. Кормил ее по часам, подолгу выгуливал, приучал к гигиене и командам, водил к ветеринару, поил витаминами и рыбьим жиром, и даже надевал памперсы, когда пришло время первой течки.

Подопечная оказалась понятливой. Цыганка не обманула. Собака и вправду была чистокровной, соответствовала стандартам породы и росла красавицей. Сосед-охотник цокал: «Хороша! Натаскивай, на охоте всегда с добычей будешь».

Щенок подрастал без ущерба имуществу —  не портил мебель и не грыз обувь. Только однажды разорвал старые тапочки бывшей супруги, да ее же шарф. Спал на лежанке рядом с диваном, обложившись кучей игрушек — их пришлось купить, чтобы Аза не скучала, пока я работаю.

Я записался в клуб. Познакомился с собачниками и даже посетил несколько занятий с кинологом, чтобы подготовить Азу к охоте на утку и испробовать в деле, согласно прогнозам соседа.

Казалось, жизнь вновь обрела смысл, если б не одна деталь, которая переросла в настоящее бедствие. Расскажу об этом отдельно.

Аза оказалась «жаворонком», а я — «совой». Она спала всю ночь и утром рано просыпалась. А я полночи работал и поздно засыпал. И этот подросший тридцатикилограммовый «птенчик» полюбил лаять, когда «сова» еще сладко спала и не реагировала на выкрутасы четвероногого друга!

По мере взросления щенячье милое тявканье превратилось в заливистый лай, который нельзя было унять никакими средствами.

Молодая и шустрая, Аза просыпалась в шесть утра и сразу рвалась на прогулку. Я не высыпался катастрофически! А если не вставал сразу, она начинала громко лаять. Печальнее всего, что лай Азы раздражал редкостную зануду — соседку сверху, Наталью Николаевну.

Каждое наше утро начиналось одинаково. Выспавшаяся Аза подкрадывалась к дивану и стягивала одеяло с моих ног. Затем скребла лапами, ускоряя темп. А как только я просыпался, начинала истошно лаять, если я не вставал сразу.

Запреты, шлепки, метание подушек и тапочек, наказания, уговоры и гулкий игрушечный пистолет не смогли прекратить это утреннее мучение! Даже если я зажимал ей подушкой пасть, она пару-тройку раз успевала гавкнуть. Приходилось подскакивать, пулей натягивать одежду и тащить ее на улицу.

Моему покою пришел конец. Три месяца подряд, каждую пятницу в дверь звонила Наталья Николаевна и по листочку зачитывала: «В понедельник ваша собака лаяла с 6.05 до 6.15, во вторник с 6.07 до 6.12… Итого, за неделю набежало сорок минут. Если вы не прекратите это безобразие, я буду вынуждена обратиться к участковому!»

Я слезно упрашивал подождать, дать время на поиски решения. Бежал в магазин за коробкой конфет, относил их мегере, и ненадолго расслаблялся, вновь возвращаясь к вопросу что делать.

Что делать? Научные методы воспитания не работали. С отчаяния я обклеил поток пенопластом, чтоб усилить звукоизоляцию, но и это не помогло. В очередную пятницу Наталья Николаевна явилась в компании участкового. Полицейский дал две недели на раздумья и вручил адрес собачьего доктора.

Я честно сходил к ветеринару. Но надевать шоковый ошейник, поить специальными препаратами или подрезать связки Азе и лишать ее голоса, как он предлагал, было бы бесчеловечно.

И тогда от отчаяния я крепко напился, сел рядом с собакой и повел беседу. Рассказал, как плохи наши дела, как придется уезжать из города в глухомань, где нет ни соседей, ни магазинов, ни сбалансированного собачьего корма — одни только волки, да картофельные плантации.

И даже подружки Дуси, с которой Аза любила играть на прогулке, в деревне не будет. В финале я запретил ей лаять утром. Беседа закончилась скупой мужской слезой, собачьим подвыванием и всеобщим провалом в сон…

Проснулся я утром от того, что на моей груди лежала мохнатая голова Азы и тихонько говорила-вытявкивала: «Здрасьте». Ну, или очень похоже на это слово…

С тех пор Аза по утрам больше не лаяла, как бабка отшептала! Умница моя!

Вот такая история!

 

SkVer
Я запретил собаке будить меня лаем, и она утром сказала «здрасьте»
Игорь Костолевский
Виноват ли актер Игорь Костолевский в сломанной судьбе своего сына Алексея